Как организовать помощь онкологическим больным на дому после аперации регистратура

Тревога Депрессия Некоторые пациенты с трудом осознают поставленный им диагноз рака или начинают сомневаться в своих религиозных или духовных убеждениях. Эти чувства могут быть вызваны побочными эффектами самого рака или же эффектами его лечения, страхом одиночества, утраты самостоятельности или мыслями об окончании жизни. Это нормальная реакция при борьбе с болезнью. Вам может понадобиться найти способ вывести пациента на беседу об эмоциональном состоянии и открыто обсудить все страхи и беспокойства.

Быстро и бесплатно: онкобольных будут лечить по новым правилам

Например, обязанность онколога организовать биопсию в течение одного дня после предварительного диагноза онкозаболевания. Но если человек принимает аспирин, то биопсию в этом случае не нужно делать. Следует отменить препарат и неделю ждать. Как быть в этом случае? Понятия «организовать» в законодательстве нет. Там есть только понятие «организованные преступные группировки».

Вроде мелочь, а на самом деле такие размытые формулировочки при желании могут быть трактованы и в пользу пациента, и против него же. То есть все прописанные сроки могут оказаться просто фикцией. Допустим, у жителя Калуги обнаружили опухоль мозга. Ближайшее место, где может делаться такая биопсия — это Москва , институт нейрохирургии имени Н. Как калужский онколог за день может организовать это?

В итоге долгое время врачи подозревать опухоль не станут, хотя на самом деле все будут знать, что она есть. Результаты исследований появятся ровно за день, когда пациент отправится на эту биопсию.

И все сроки будут соблюдены. Ну и много других способов сделать так, чтоб тебя не наказали. Народ на этом поднаторел. Если пациент не сможет сделать выбор самостоятельно, то ограничивается конкуренция. Это касается и государственных клиник. Все знают, что даже среди государственных больниц есть хорошие и плохие. Без конкуренции все они станут хуже. Зачем быть хорошей больницей, если все равно все зависит не от отношения пациентов, а от чего-то другого.

Думаю, вслед за онкопорядком последуют ревматология, гематология и кардио, те направления, где есть мало-мальские деньги «Пациента это не должно касаться» Ольга Гольдман, руководитель службы психологической, информационной и юридической помощи онкобольным «Ясное утро»: Сегодня пациент может взять свой страховой медицинский полис с региональной пропиской, прикрепиться к медицинскому учреждению в другом субъекте и лечиться.

Конечно, для региона, где живет уехавший пациент, возникает проблема. За одну и ту же манипуляцию больница в условном Удрюпинске получит от территориального медицинского страхового фонда столько-то денег, а больница в Москве — в два раза больше. Получается, что пациент из Удрюпинска лечится в Москве, а потом столичные учреждения выставляют дикие счета Удрюпинску. Пациента неравенство межрегиональных тарифов не должно касаться.

Он всю жизнь платил взносы в фонды социального страхования, пенсионный, он за все заплатил уже своей трудовой деятельностью. Проблема межтерриториальных расчетов давно известна. Но почему вдруг вы хотите ее решить за счет тяжелобольного человека? Почему пациент из своего северного региона не может поехать, допустим, в Краснодар к детям? И лечиться там, где круглый год солнце, не оформляя постоянную регистрацию и не меняя страховой полис?

Мало ли какие причины бывают для переезда из региона в регион. Сделайте сначала так, чтобы и в Удрюпинске, и в Москве медицина по качеству была равной. Тогда и люди к вам потянутся. Начните хотя бы с того, чтобы просто положить бумагу в больничных туалетах. И проинструктируйте уборщиц, которые на входе елозят швабрами и кроют посетителей трехэтажным матом за то, что те не надели бахилы. А сейчас получается лотерея, снова возвращаемся к модели Советского Союза.

Те, кто живет в Москве, имеют все. А чуть подальше от столицы как жили лет назад с туалетами на улицах, так и сейчас живут Проект документа был опубликован для обсуждения на государственном портале. Процесс обсуждения был открытым, поступило много замечаний и от врачей, и от пациентских организаций.

Рекомендация службы «Ясное утро» касалась вроде бы незначительного нюанса. Но это одна из самых частых жалоб, поступающих на нашу телефонную линию.

Привезли, допустим, пациента с резкой болью в животе в больницу на скорой. Считается, что это экстренный пациент, есть показания к операции. Разрезали, а там у него повсюду метастазы.

Обычно у скоропомощных клиник нет разрешения лечить онкологических пациентов. Поэтому, чтобы не получить нагоняй, их просто выписывают на улицу, зашив сикось-накось. Только чтобы он у них не помер. Дают, конечно, рекомендацию к онкологу идти.

Если родственники откроют «войну» с этой больничкой, пригрозят прокурором, приемной Путина и другими карами, главврач с неохотой, но организует перевозку в профильный стационар. Но даже в Москве это проходило с великим скрипом, что уж говорить о регионах. Так пропишите в новом онкологическом приказе четкие инструкции, что врачам делать в таких ситуациях. Но это замечание — либо потерялось, либо его просто не учли. То есть пациентов и дальше продолжат футболить. Понятно, что в Минздраве невозможно предусмотреть все нюансы.

Для этого и существует экспертное обсуждение. Работа была в самом разгаре. И вдруг мы просыпаемся в один прекрасный день, и выясняется, что документ уже приняли. Практически в первоначальном виде.

Выходит, все слова наделенных властью чиновников о том, что общественность имеет какое-то значение — просто пустышка? Формулировка звучит так, что пациент может быть направлен решением региональной комиссии на лечение в федеральное учреждение.

Если не направят, то, получается, что пациент должен лечиться только там, где ему укажут, либо за свои средства — в коммерческих учреждениях. Если диагноз подтвердится, есть шанс, что дальше тебя будут лечить по ОМС. Однако первичный прием и обследования обойдутся от 5 до 20 тысяч рублей. Это не такие уж малые суммы. Лишних денег у людей, особенно в регионах, нет. Кроме того, в новом порядке вроде бы описано — где и какую помощь пациент может получить: первичное звено, региональное, федеральное и прочее.

Но ничего не сказано о том, как пациент будет перемещаться между этими ступенями. У нас бывают больные, у которых еще на этапе верификации диагноза становится понятно, что в регионе их не вылечат. Потому что у них достаточно редкие опухоли, не «регионального» уровня. И мне неясно, будут ли такие пациенты сразу направляться в федеральные учреждения. Когда вам не дают право выбора, когда вам диктуют, где вы должны лечиться, как лечиться — по факту это означает, что вы становитесь крепостным Если бы у нас в регионах имелась полноценная медицина, то, поверьте, никто бы никуда не стал уезжать, все бы с великим удовольствием лечились по месту жительства.

Это действительно так. Зачем тратить деньги на дорогу, на проживание? Уехать от семьи, оставить детей дома — это куча социальных проблем.

Но в ряде случаев лечиться дома невозможно, потому что какие-то технологии, компетентные специалисты — все это находится в федеральных центрах. И, честно говоря, региональный уровень сначала должен заработать доверие своих граждан, чтобы они не уезжали.

Врачи, обнаружив онкологию у человека, сами не знают, куда его дальше направить. Пациент, чтобы записаться на прием к своему онкологу в регионе, ждет больше двух недель.

Без этого он не может записаться на контрольные обследования, которые необходимы для начала нового курса химиотерапии. Результатов тоже нужно долго ждать. А если обследований несколько — это превращается в квест. Потому что пока ты дождешься результатов последнего, первое уже потеряет свою актуальность. Нужно заново все переделывать. Это наблюдается уже сегодня. Онкологов не хватает.

А если внутри региона пациентский поток возрастет, то я даже не представляю, как система будет справляться И получается, что в соответствии с новым порядком пациент уже не сможет свернуть со своего регионального маршрута и отправиться лечиться в соседнюю область, так как там очередь на обследование меньше. Или, допустим, там есть нужное ему лекарство для химиотерапии, а дома его нет. Мы не знаем, по какой причине этот документ вышел из общественного обсуждения.

Правительство заявило, что будет общаться с профессиональным сообществом, с пациентским сообществом, мы начали достаточно продуктивную работу. Последнее заседание случилось в конце декабря прошлого года, я в нем принимал участие. Большинство участников проголосовали против подписания документа. В результате ничего из того, что предлагали эксперты, кроме небольших деталей, в итоговой версии не учтено.

Зачем тогда вообще было затевать какие-то дискуссии? Место жительства — тысячный город в километрах от Москвы: Возникла проблема с лечением онкологии. Болею второй год, заболевание на третьей стадии, в данный момент идет быстрый прогресс, множественные метастазы, некоторые уже в процессе распада.

Недавно возникла возможность пройти лечение по ОМС в московской клинике фактически мы уже начали первичное лечение, в клинике сказали, что лечить могут, нужны только определенные формуляры, то есть лечение проводить готовы , ухватились за этот шанс, так как в нашем городе в онкологическом диспансере ГУЗ не справляются с наплывом пациентов, процесс лечения недопустимо затянут.

При предыдущем обращении нам пришлось почти полгода ждать, пока бесконечные консилиумы всего их за это время было проведено два с разрывом в пару месяцев наконец-то хотя бы определились с курсом лечения.

Обращу внимание, что мой случай, рак молочной железы, не атипичный, а вполне классического течения, я не первичный пациент, было проведено уже две операции и курсы химиотерапии, в диспансере из них — всего один, все по той же причине — неимоверно затянутый процесс лечения.

Вопрос-Ответ

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше. Это нарушение базового и описанного в федеральном законе принципа функционирования системы [здравоохранения]", - удивляется основатель Клиники доктора Ласкова онколог и гематолог Михаил Ласков. Сейчас - и до года - маршрутизация по ОМС работает через выдачу направлений лечащим врачом. Причем, добавляет Ласков, пока выписать направление на обследование в федеральный центр онкопациенту может врач любой специальности. Новый приказ сужает эти возможности: теперь в подведомственные федеральным властям центры пациентов будут направлять врачи-онкологи центра амбулаторной онкологической помощи ЦАОП или первичного онкокабинета.

В России меняют правила помощи онкобольным. Почему часть врачей против нового порядка?

Быстро и бесплатно: онкобольных будут лечить по новым правилам 4 Июня Если вы пришли в поликлинику, а вам говорят: «МРТ через месяц. Можно быстрее, но через кассу», — то надо не кошелёк доставать, а звонить в страховую компанию. Такой совет дал в интервью «Российской газете» член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, профессор Алексей Старченко. В России выстраивается новая система оказания онкологической помощи. Самые современные виды лечения, радиологию и протонную терапию, сложные операции пациенты будут получать бесплатно. Диагностика, химиотерапия, поддерживающее лечение тоже включены в обязательное медстрахование. Алексей Анатольевич, но все мы знаем, что главное — вовремя начать лечение.

Паллиативная помощь онкологическим больным (онкобольным)

Но для современных онкологов не существует безнадежных пациентов. Если больного нельзя избавить от рака, ему все еще можно помочь. Для этого применяют паллиативное лечение. Оно помогает решать важные задачи: Предотвратить и устранить боль и другие мучительные симптомы. Замедлить прогрессирование рака и продлить жизнь больного. Улучшить самочувствие, повысить качество жизни. Обеспечить психологическую, социальную, духовную поддержку. Справиться с побочными эффектами противоопухолевого лечения. Современные врачи-онкологи располагают большими возможностями для паллиативной помощи пациентам. В последние годы появились новые препараты, новые протоколы лечения.

Например, обязанность онколога организовать биопсию в течение одного дня после предварительного диагноза онкозаболевания.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как восстановиться после рака? Современная реабилитация после онкологических операций.

.

.

.

Комментариев: 1

  1. А кто будет оплачивать фитнесс тренировки мужчине домохозяину: жена???)))) Вам самим-то не смешно? Для этого необходимо поменять всё законодательство, семейный, трудовой, административный, уголовный ,пенсионный кодекс! А то роль мужчины будет заключаться лишь в помощи жены строить карьеру, не имея абсолютно никаких прав , а разве женщины это допустят? )))) Возложить или поделить на мужчин свои обязанности, это всегда пожалуйста, а вот поделиться или отдать права….. Удавятся! И потом, а кто будет определять этот статус? Женщину априори безо всяких доказательств домашней занятости принято считать “домашней рабыней”, даже если она будет целыми днями будет спать! За-то при разводе , работающая женщина уверенно заявит, что муж тунеядец, устроился на её шее, а она пахала на трёх работах!!! И ведь в первом случае ребёнка отдадут женщине обязав мужа выплачивать содержание, то и во втором случае женщина заберёт ребёнка уповая на то, что она более обеспеченная, а имущество, переданное разведённому отцу будет конфисковано в счёт погашения алиментных обязательств, потому как занимаясь ребёнком отец был без работы! Вот и возникает вопрос: законодательство будет защищать права отцов и обязывать женщин выполнять обязательства перед мужем и ребёнком или мужчинам это предлагают , как волонтёрское движение. Это ещё верхняя часть айсберга, а есть ещё и административные, уголовные, трудовые изыски, где о правах отцов ни слова….