Легенда о влюблённом ветре

Проза /

<span style=«font-size: 12.0pt;» >                                  Легенда  о  влюблённом  Ветре
 
В самом начале времён, когда планета наша была ещё очень молода, жил-был Ветер. Был он юн, беспечен, иногда любил озорничать, — но в меру. Он любил на запредельной скорости мчаться в вышине, раскачивая верхушки могучих деревьев, он разгонял тяжёлые серые тучи по всему небу, и одни из них проливались дождём на землю, а другие разлетались на мелкие клочки и рассеивались в воздухе. А ветер уже мчался дальше и бросался на вершины высоких скал, и те начинали выводить тягучую, заунывную мелодию. Ветер-озорник пролетал над бескрайним морем, вспенивая тяжёлые волны, и надо сказать, ему очень нравилась эта борьба. Ветер любил преодолевать сопротивление огромной массы воды, которая подчинялась ему: сначала нехотя, а потом громадные валы вздымались над поверхностью, перекатывались с шумным плеском и разгонялись всё быстрее и быстрее. Вот тут Ветер чувствовал себя властелином! Какое-то необъяснимое, сладостное ощущение всесилия охватывало всё его существо, и он буйно хохотал в вышине, гоня вперёд морские волны.
И несладко приходилось тем кораблям, которые попадались на пути разгорячённых ветром волн! Ветер-озорник, бывало, увлекался так, что не сразу замечал деревянные судёнышки, совершенно бессильные против его могущества. Но в этот раз он увидел небольшой парусник, который еле-еле держался на плаву, заливаемый волнами. Несколько матросов изо всех сил боролись со стихией, а возле передней мачты, крепко обхватив её руками, стояла девушка в совершенно мокрой красной накидке. Ветер почувствовал её страх и одновременно надежду на благополучный исход, Ветер немного утих и вдруг увидел глаза этой девушки – большие, золотисто-карие, с мокрыми чёрными длинными ресницами. И в этих глазах он вдруг прочитал, кроме испуга и надежды, что-то удалое, сродни ему. Ветер подумал, что девушка чем-то похожа на него, и стих совсем. Парусник был спасён вместе со своею командой. Затем воздушный озорник сменил своё направление и помог кораблю достичь земли – большого зелёного острова. Ветер с интересом следил, как девушка в красном сошла на берег, как её почтительно встретили слуги, и как она потом скрылась в большом каменном замке.
Обычно Ветер не интересовался жизнью людей, он больше любил взаимодействовать с облаками, горами и морем; но теперь большие, выразительные глаза девушки неотступно стояли перед ним, словно обещая раскрыть важную тайну, и Ветер не мог не повидать красавицу ещё раз. Он увидел её через день на пустынном побережье. Море было тихим, умиротворённым, день клонился к закату. Та девушка с парусника шла босиком по берегу, оставляя на влажном песке маленькие следы. Её чёрные, слабо вьющиеся, волосы были скручены на затылке в тугой узел, а длинное тёмно-синее платье свободно облегало стройную фигуру. Золотисто-карие глаза девушки были немного сощурены, а яркие губы чуть шевелились: она напевала какую-то весёлую мелодию, слегка пританцовывая босыми ногами, и широкие серебряные браслеты на её запястьях мягко позвякивали. Заинтересованный Ветер почти бесшумно подлетел к девушке и нежно коснулся смоляных завитков на высокой шее. Девушка улыбнулась и поправила причёску. Тонкие золотые кольца в её ушах чуть-чуть качнулись, а Ветер, не удержавшись, осторожно дотронулся до загорелых смуглых щёк и длинных, изогнутых ресниц. Красавица засмеялась тихонько и на миг закрыла глаза. Ветер же, боясь испугать её, нежно гладил её лицо и обнажённые до локтей руки. Так продолжалось несколько мгновений, затем черноволосая девушка открыла глаза и быстро зашагала вперёд. Ветер неотступно следовал за ней, он был смущён, озадачен и растерян: что-то необъяснимое вошло в его жизнь, что-то иное… Только потом он понял, что впервые прикоснулся к другому Миру, — Миру человека, Миру его души.
Ветер стал следить за девушкой, периодически навещая этот цветущий остров. И скоро он узнал, что эта красавица была дочерью местного правителя, и жили они с отцом в замке из белого камня. Ветер наблюдал в распахнутые окна, как девушка общалась с окружающими, как она пела и танцевала, как отдыхала… Он узнал и её имя, лёгкое и светлое, — Эанна. Он видел, как она совершала прогулки в большом саду, наполненном красивыми цветами; он видел, как она купалась в море, и он ласкал её загорелую кожу своими нежными прикосновениями, он сушил её чёрные волосы своими лёгкими поцелуями. Иногда Эанна и другие люди из замка плавали вокруг острова на том паруснике, и Ветер всегда следовал за ними. Он искренне восхищался девушкой и никогда не оставлял её надолго, потому что стал замечать, что ему было не по себе, если он не видел Эанну и не слышал её звонкий смех. О, как же хотелось Ветру, чтобы красавица с острова узнала о его любви, заговорила бы с ним! Он изо всех сил пытался общаться с нею, но он был всего лишь Ветром, а Ветры не могут произносить человеческие слова. И всё же, всё же он надеялся на взаимность со стороны Эанны, надеялся вопреки всему…
И скоро вся земля узнала о великой и безответной любви Ветра. Знали о ней моря и океаны, знали зелёные дубравы и широкие степи, знали высокие скалы. Узнали об этом Солнце и Луна, звёзды и радуга, — узнали и встревожились. Никогда ещё не бывало так, чтобы простая смертная девушка стала возлюбленной могучей стихии! Ничего хорошего не сулила такая любовь, и вот, как-то раз, Солнце задержало полёт Ветра, который летел к своей любимой. Пыталось мудрое Солнце объяснить шальному Ветру, что никогда в подлунном мире не бывало и не будет взаимной любви между человеком и вольной стихией.
— Мы слишком разные, — говорило Солнце и предлагало Ветру обратить внимание на свою дочь, прекрасную Эос – Утреннюю Зарю. Но Ветер был всецело поглощён только своею Эанной. Узнав об этом, опечалилась Эос, и на некоторое время побледнели нежные краски утренних рассветов.
А потом случилось вот что: Эанна познакомилась со знатным юношей с другого конца острова, и они всё чаще стали вместе проводить время. Ветер был поражён печалью… Как же так, ведь он всё-всё знал об Эанне, знал все её привычки; он столько раз прикасался к её прекрасным чёрным волосам, он столько раз целовал её загорелую кожу! Она должна принадлежать только ему – и никому больше! А в белом замке тем временем уже готовились к свадьбе, и юная Эанна была почти неразлучна со своим возлюбленным.
Вот и увидел Ветер долгожданный свет любви в золотисто-карих глазах девушки, но этот свет касался не его, а другого; вот и услышал Ветер тихие слова любви из уст Эанны, но эти слова предназначались не ему; вот и почувствовал Ветер горячую любовь красавицы и увидел поцелуй любви, но целовали не его, а человека. И завыл в диком отчаянии Ветер, и бросился прочь из осеннего сада, где гуляли счастливые влюблённые. Долго мчался он, как безумный, разрушая всё на своём пути… Наконец иссякли его силы, и он утих в далёком горном ущелье. Там и нашла его прекрасная Эос и ласково попросила:
— Приди же в себя, вольный Ветер! Оглянись вокруг и пойми, что ты принадлежишь небу, а не земле. И пусть на земле люди находят свою любовь, а мы с тобой – дети неба, и нам надо быть вместе…
Так говорила дочь Солнца, и Ветер слушал её. Действительно, к чему страдания, если ему всё равно не быть вместе со своей любимой, ведь она – человек… «Пусть Эанна живёт своей жизнью, — думал он, — тем более, что она даже не догадывается о моей любви и никогда о ней не узнает». И во всём согласился Ветер с прекрасной Эос, и пообещал полететь с нею на край земли, — вот только в последний раз взглянуть на черноволосую девушку, — и всё! Засомневалась дочь Солнца, но Ветер уже мчался к зелёному острову. И в открытом море он увидел небольшой парусник, на котором плыли счастливые влюблённые. Не смог удержаться Ветер, увидев, как юноша ласкает чёрные волосы и целует загорелую кожу! Не выдержал Ветер и весь свой гнев, всю тяжесть своего горя обрушил на спокойное лазурное море. И взбунтовалось море, и зашумели сердито огромные волны – и перевернули парусник! А Ветер носился над морем, ничего не видя и не слыша в своём страшном отчаянии! Тут появилась прекрасная Эос и бросилась навстречу обезумевшему от горя Ветру:
— Остановись! Остановись немедленно! Что же ты делаешь, Ветер?! – Кричала она, и Ветер услышал её. Опомнившись, он стих и увидел внизу на волнах обломки разбитого парусника.
— А где же Эанна?! Где моя возлюбленная? – изо всех сил закричал он. И ему ответило море:
— Твоя возлюбленная и её жених погрузились в мою глубину, и теперь спят вечным сном. Долго боролись они с моими волнами, но человеческие силы иссякли, и они, обнявшись, ушли на дно. И в этом виноват только ты, буйный Ветер! Ты поднял бурю, а волны мои бессильны против твоей мощи.
Застонал Ветер от страшной потери и попросил лазурное море отдать ему тело Эанны: чтобы волны морские принесли её к берегу… Но тут вмешалась дочь Солнца:
— Нет! Не надо! Пусть Эанна и её возлюбленный покоятся на дне морском, ведь их уже никто и ничто не разлучит… Летим со мной, Ветер, летим на край земли…
Но ничего не ответил Ветер и даже не взглянул на прекрасную Эос. Долго молчал он, весь чёрный от невыразимой тоски… Наконец он промолвил:
— Не жить мне без моей Эанны… Лучше я буду с нею там, на дне морском… — И сказав это, Ветер взметнулся ввысь, пронзил насквозь тёмную тучу и ринулся вниз блестящей молнией. Рассекла молния воду и ушла на дно морское. Долго ждала прекрасная Эос: может, появится из глубины моря Ветер, но так и не дождалась… Печально вздохнула она и полетела на край земли, где ждал её отец – Солнце. А та молния, уйдя на дно морское, рассыпалась там на мелкие алые осколки, из которых впоследствии и выросли красивые кораллы…
Вот так закончилась история о Ветре, который был влюблён в обычную земную девушку. Конечно, на замену ему пришёл другой Ветер, с которым до сих пор неразрывно связана Эос – Утренняя Заря. Но это уже совсем другая история…
 
 
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.