Полёт Рыси

Проза /

                          Полёт  Рыси
Маленькая Диана неотрывно смотрела на улицу. Её кровать, находившаяся в одноместной палате городского онкологического центра, стояла как раз напротив больничного окна, и девочке стоило только немного повернуть голову вправо, — совсем небольшое усилие. За последний год созерцание кусочка неба, заключённого в оконную раму превратилось для Дианы в единственное развлечение. Она знала о своём страшном диагнозе – лейкемии, знала, но не могла смириться с ним. Её выдержка всегда придавала сил убитым горем родителям, с которыми Диана разговаривала весело, улыбаясь и подбадривая их. И только лишь после их ухода из палаты девочка в изнеможении откидывалась на подушку и беззвучно плакала, но такое случалось не очень часто…
Диана часами наблюдала за небом в больничном окне. Зимой оно было низким, застеленным плотными светлыми облаками, но девочке казалось, что небо стало чуточку ближе. Иногда сквозь плотную пелену туч робко проглядывали розоватые отблески солнца, а иногда за стеклом величаво и плавно кружились пушистые снежные хлопья, и Диана, чуть прищурив глаза, могла рассмотреть отдельные снежинки. Как же они были красивы! А узоры их никогда не повторялись. Девочка верила, что небо специально рассыпает снежинки перед её окном, чтобы развлечь её.
  — Я не могу взять вас в свои руки, — обращалась она к снежинкам, — но я очень-очень люблю вас! – И она посылала небу воздушный поцелуй.
Проходила зима, и наступала весна, и небо за больничным окном будто приобретало свежесть. Диана верила, что невидимые небесные создания совершают свой полёт по весеннему небу и придают яркость его нежным краскам. А когда приходило долгожданное лето, небо дарило больной девочке изумительные по своей красоте картины: облака, быстро меняющие свои очертания посреди ослепительной синевы неба, разноцветный кусочек сияющей радуги, нежные тона рассветов и закатов. Но более всего близки душе Дианы были краски осеннего неба – нежно-голубого днём и тёмно-синего, с мерцающими огоньками звёзд, ночью. А когда в оконное стекло стучали капли дождя, девочка говорила небу:
  — Не плачь, милое небо! Да, я болею, но я жива и не собираюсь умирать, я ведь ещё так мало лет прожила на свете. И вообще, маленькие дети не должны умирать, — ведь обычно болеют и умирают старые люди… — Девочка поправила жёлтую косынку на стриженой головке и вздохнула: — Знаешь, небо, мама плачет, оттого что я никак не поправляюсь, а папа всё время грустный. И вот ты сейчас плачешь… Не надо, милое небо! Ведь когда грустишь ты, мне тоже становится грустно. А мне грустить нельзя! Я слышала, как мой доктор Виктор Николаевич говорил маме, что мне нужны только положительные эмоции. Так что улыбнись, небо! – И Диана широко улыбнулась сама, а небо, словно услышав её, вдруг прояснилось, и солнечные лучики высушили капли дождя на оконном стекле.
Тут распахнулась дверь в палату, и вошли улыбающиеся родители девочки с большим пакетом в руках.
— Привет, принцесса Диана! С днём рождения, дочка! Посмотри-ка сюда!
И родители бережно вынули из пакета большую мягкую игрушку, сделанную очень искусно. Пушистая рысь с большими зелёными глазами и чёрными кисточками на кончиках острых ушей выглядела, как живая.
— Ой, мама! – вскрикнула девочка, задохнувшись от радости.
— Вообще-то, ты просила льва, дочка, но мы смогли найти только рысь… — извиняющимся тоном начал отец, но Диана весело воскликнула: — Эта рысь лучше всяких львов! Ой, как я рада! Мама, папа, я вас так люблю!
После чаепития с яблочным пирогом отец маленькой пациентки вышел, чтобы поговорить с врачом, а мать прижала головку дочери к своей груди и горячо зашептала:
— Дианочка, роднулечка моя, вот тебе уже и десять исполнилось… Мы так скучаем по тебе, мы с папой…- Женщина судорожно вздохнула, украдкой вытерла набежавшие слёзы и уже другим тоном спросила Диану: — А как ты назовёшь эту красавицу-рысь, принцесса Диана?
— А так и назову – Принцесса, — весело ответила девочка. – Принцесса ночного неба!
— Почему – ночного неба? – изумилась молодая женщина и нежно погладила впалую щёчку дочери.
— А потому что она по ночам будет летать и проверять, всё ли в порядке внизу, на земле.
— О, я впервые слышу, чтобы рыси летали по небу!
— Это, мама, потому, что моя Принцесса – первая летающая рысь, — отвечала Диана вполне серьёзно. – И очень скоро она обязательно возьмёт меня в свой ночной полёт, и вот тогда я и поправлюсь, мама!
— Дианочка! – женщина испуганно обняла хрупкие плечи дочери; её последнюю фразу мать истолковала неверно, думая, что дочь так говорит, предчувствуя скорую смерть. В этот момент в палату зашёл отец, и лицо его было опечаленным.
— Нам надо идти, принцесса. Тебе пора на процедуры. Доктор говорит, что тебе нужно ещё полежать здесь… Немного, — добавил он, заметив потухший взгляд жены.
Девочка горячо обняла родителей:
— Мамочка, папочка! Я так благодарна вам за мою рысь! Я вас очень люблю!
Вечером, после ужина Диана удобно устроилась на своей койке, подложив под спину подушку, и, поглаживая пушистую шёрстку игрушки, внимательно вглядывалась в темнеющий кусочек неба за окном. В эту ночь как-то особенно ярко светили звёзды, и девочка подумала, что они будто ждут маленькую рысь, ждут для ночного полёта. Крепко прижав к себе игрушку, Диана закрыла глаза и представила, как по её любимому необъятному небу мчится, сверкая зелёными глазами, настоящая живая рысь по имени Принцесса. Далеко внизу шумят леса, извиваются узкими лентами ночные реки, а сбоку светит золотистая луна… Диана перевернулась на другой бок, на миг открыв сонные глаза, и ей почудилось, что рысь шевельнула ушками, и чёрные кисточки мягко защекотали подбородок девочки.
— Спи, Принцесса, — прошептала Диана и крепко прижала к себе игрушку.
На следующий день маленькая пациентка приятно удивила доктора Виктора Николаевича своим внешним видом: на впалых щёчках слабо алел румянец, а в больших карих глазах светился маленький живой огонёк.
— Ого, я вижу, ты сегодня в прекрасном настроении, кроха, — пробасил высокий доктор и, слегка приподняв подбородок Дианы, внимательно посмотрел ей в глаза. – Вот и будь такой всегда, начиная с сегодняшнего дня, хорошо?
— Хорошо! – звонко пообещала девочка и незаметно подмигнула своей игрушечной подружке, которая весело блестела зелёными глазами. А когда наступила тёмная ночь, и Диана заснула, прижимая к груди своё пушистое сокровище, за больничным окном зашумел осенний ветер, словно переговариваясь с невидимыми обитателями ночного неба…
Через неделю, купая дочку в больничном душе, мать изумлённо воскликнула:
— Боже, Дианочка, да у тебя начали расти волосы! И ты определённо поправилась, ты уже не такая худенькая! Боже, Боже мой…
А потом родители Дианы горячо благодарили Виктора Николаевича за явное улучшение здоровья их единственной дочери, а врач, смущённо подёргивая себя за мочку уха, говорил, что, да, есть небольшие улучшения, но о полном выздоровлении думать ещё очень и очень рано, и что маленькая пациентка должна продолжить курс лечения.
Вечером, прощаясь с родителями, девочка сказала очень серьёзно:
— Моя подружка Принцесса скоро возьмёт меня с собой в ночной полёт. Это правда!
— Фантазёрка ты наша милая! Доктор говорит, что, если дела будут идти и дальше так же успешно, то Новый год ты, возможно, встретишь дома. Ну, мы пошли!
— Ты слышишь, Принцесса? – Диана погладила точёные ушки рыси. – На Новый год мы с тобой будем дома!
В пластмассовых зелёных глазах игрушки отражался свет настольной лампы, и девочке показалось, что эти глаза на миг стали живыми. Вошла дежурная медсестра и после необходимых процедур погасила свет, пожелав маленькой пациентке спокойной ночи. Постепенно всё стихло: и шум вечерней улицы за окном, и редкие шаги в больничном коридоре. Диана погружалась в сон, медленно гладя мягкую шёрстку игрушки… Вдруг Принцесса подняла голову и уставилась прямо на девочку  своими большими зелёными глазами.
— Ты хотела полетать со мной по ночному небу? – словно спрашивали эти загадочные глаза. Диана молча кивнула – ведь она уже давно понимала свою рысь без слов.
— Сегодня ты полетишь со мной, — произнесла Принцесса так же беззвучно, и девочка замерла в восхищении от увиденного: вместо мягкой игрушки перед нею на больничной койке сидела настоящая живая рысь! В её раскосых зелёных глазах сверкали золотистые искорки, густая шерсть слегка поблёскивала и светилась в темноте, а длинные кисточки на ушах отливали серебром!
— Ты такая красивая, Принцесса! – прошептала Диана и потянулась вперёд, чтобы обнять рысь за шею… Раз – и девочка уже на спине Принцессы, два – и они на подоконнике, три – мягкий прыжок вверх, и вот они плавно взлетают ввысь, в загадочную звёздную даль, к счастливой золотой Луне. Но что это? Слева от них, тоже к Луне, медленно летит старинный парусный корабль, оставляя за кормой широкий след из серебристых звёздочек! А внизу высятся фиолетовые вершины гор, на которые изредка падают маленькие звёздочки с хрустальным перезвоном. Вот навстречу рыси и Диане взволнованно спешат белые птицы, в своих клювах они держат розовые цветы и осыпают ими девочку. У Дианы от восторга сладко замирает сердце! Она крепко обнимает Принцессу за шею и видит свою преобразившуюся одежду, которая из больничной пижамы превратилась в длинное лёгкое золотистое платье, в складках которого летят разноцветные бабочки. Они такие большие, что можно разглядеть сидящих на их спинках маленьких эльфов с прозрачными крылышками.
А волосы!.. Вместо короткого тёмно-русого ёжика Диана ощущает густые, длинные пряди, которые рассыпаются по спине и смешиваются с тёплым ночным ветром. Летящую рысь догоняют фантастические Жар-птицы, с гордостью несущие маленькие зажжённые свечи на своих головках; они сердечно приветствуют изумлённую девочку. А далеко внизу расстилается необъятный лес. Через него протекает узкая речка; сверху она выглядит, как сверкающее лезвие изогнутой сабли. Диана чувствует мягкое тепло шкурки рыси и вытягивается во весь рост на спине Принцессы, прижимаясь щекой к пушистому меху. Перед глазами девочки мелькают вспышки звёзд, тонкие разноцветные крылья бабочек; а где-то впереди плывёт по бескрайнему небесному морю старый парусник, оставляя за кормой светящуюся звёздную дорожку. Тёплый ветерок играет волосами Дианы, и она слышит тихий, шелестящий голос, но не может определить, кому он принадлежит. А этот тихий голос вопрошает:
— Звёздная принцесса — Рысь, куда ты держишь свой путь, куда ты несёшь Диану?
И отвечает прекрасная ночная пушистая путешественница:
— Мы с Дианой летим к золотистой Луне! Я обещала девочке взять её в полёт, и моя Диана очень рада этому! Я хочу, чтобы она обрела совершенное здоровье, — ведь она верит в меня по-настоящему!
— Всё так и будет, ночная Рысь! – слышит в ответ Диана, но не видит того, кто произнёс эти слова. А Принцесса несётся всё быстрее и быстрее по звёздному небу, и ресницы девочки смыкаются, и она погружается в крепкий сон…
Через несколько месяцев окрепшую Диану выписали домой. Диагноз – лейкемия – был окончательно снят. Накануне новогодней ночи девочка усадила свою игрушечную рысь под наряженную ёлку, и в больших зелёных глазах Принцессы отражались тёплые, живые огоньки горящих свечей…
 
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.