Первая глава сюрреалистического рассказа "О пауке и о времени"

Рассказы /
Первая глава, готовящейся в публикацию книги.


Наблюдая за течением времени сквозь прямоугольную рамку, паук вряд ли мог заметить, как день за днём оно точно таким же образом, как его видел он, но в слегка искаженной форме отражалось на доске для игры в нарды, на поле для выращивания мака, в телевизоре, в угловом кабинете, заваленном мебелью, но все же обладающим всем необходимым для работы в области опиумного производства, а также в космосе и в его природе вращающихся тел, в высших уровнях материи и в неощутимых информационных процессах. Всё, что паук мог заметить, было помещено в проем между ограждением для туалета и полом. Вероятнее всего, он был оставлен там для того, чтобы можно было видеть, занимает ли кто-нибудь уборную или нет. Удивительная способность окон и дверей становиться неким подобием рамы сделала этот проём картиной изображающей время. Единственной возможностью отследить, какой сейчас час, было изменение освещения в том помещении, где находился паук. С семи часов утра и до десяти вечера там горели лампы дневного света, которые полностью замещали естественное освещение. Вечером же дневной свет выключался и включался ночник, собранный из одной лампы накаливания и банки из-под огурцов, которая играла роль люстры.  Если попытаться описать то, что мог видеть паук на своей динамичной картине, то получилось бы примерно следующее: пол, обитый длинными деревянными досками, покрашенными в тёмно-коричневый цвет, нижняя часть ножек стола и лавки, собранных из грубо сваренных кусков железа и покрашенных в салатово-голубой цвет, а так же низ тумбочки тёмно-коричневого цвета, плинтуса такого же цвета, как и пол, немного стены, такого же цвета, как стол, и еще он видел ноги, перемещающихся по помещению людей в спортивной одежде и тапках и, конечно же, изменения освещения. Иногда одно из этих перемещающихся по помещению человеческих существ приносило пауку пойманных мух. Никто не знает, что толкало его на это, ведь паук обладал вполне сносной сетью для такого вида промысла и в помощи не нуждался. Возможно, это происходило из-за скуки, а возможно в виду некоего потаённого родства, которое могло существовать между человеческими существами и пауком, запертыми вместе в одном ограниченном пространстве. Более того, существа регулярно по какой-то причине дули на паука, из-за чего ему приходилось уползать вглубь угла и прятаться под своей паутиной. А однажды несоизмеримо огромный по отношению к крохотному пауку человек зажег и держал рядом с ним спичку. Нет, он не сделал ему больно, не сжёг насекомое, и пауку даже не пришлось убегать в угол, он просто спокойно смотрел на огонь и, возможно, видел его впервые.
Пламя, как же близко оно связано со временем. В далеких глубинах космоса пламя собирается в огромные шары, которые вращаются вокруг самих себя, а иногда и вокруг друг друга, создавая конструкции из двух, трех и более вращающихся горящих тел. Эти шары так огромны, что притягивают к себе и другие объекты, которые удерживаются за много километров от их центров. Странная и не вполне понятная природа этих пылающих магнитов заставляет другие меньшие шары вращаться вокруг них и крутиться вокруг своей оси, вращая, в свою очередь, шары ещё меньшего размера, в которых огня практически нет. Но на Земле он есть и его тут достаточно много. Более того, этот огонь поддаётся контролю и изучению,  в чём человеческие существа, живущие на этой планете, достигли не малых успехов. Разумеется, они еще не полностью освоили все возможные формы и способы использования огневого потенциала. Тот представитель человеческой расы, что показывал огонь пауку, извлекал его из тонких деревянных щепок, один конец которых был предварительно помещен в раствор серы. Соприкасаясь со специально подготовленной для извлечения огня коробкой, под действием силы трения сера воспламенялась, а деревянная щепка служила топливом в течение нескольких секунд. Вероятность того, что паук мог уловить, хоть малую часть этого процесса была ничтожно мала, но это только на первый взгляд. Возможно, насекомое, привыкшее питаться посредством сетевой ловли, а передвигаться при помощи достаточно прочных для своего веса канатов могло обладать информацией об огневой мощи. Если пламя, которое изначально существовало только в космосе, добралось до угла того самого паука, до которого достаточно сложно достать кому-либо из человеческих существ, за исключением некоторых, которым приходится пребывать в описанном выше помещении в виду жизненных обстоятельств, то вполне вероятно, что знание об огне было там задолго до появления желания показать пламя пауку одним из человеческих существ. Информация о том, что под сильным давлением и ввиду трения возникает импульс, ускоряющий движение частиц, который люди воспринимают, как увеличение температуры, должна содержаться, непосредственно, внутри этих частиц. В противном случае, это не было бы законом, и частицы ускорялись бы не каждый раз, а иногда и вовсе вели бы себя по иному, непредсказуемо. Но есть закон, который заставляет частицы в одинаковых условиях и ситуациях вести себя совершенно одинаково. Этот закон существует,  а соответственно, есть возможность применить к нему функции интеллектуального центра или, иными словами, осмыслить его и выразить его в письменной форме, придать ему логическое завершение. Если есть такая возможность, значит информация, которую интеллектуальный центр может обработать и преобразовать, в той или иной форме должна содержаться внутри предмета, который подвергается анализу. В данном случае это молекулы серы, которые воспламеняются во время трения о боковую сторону коробка спичек. Наличие постоянной последовательности проявлений одного и того же поведения разных частиц во время трения делает информацию о горении законом. При достаточно сильном ускорении частиц, вещества начинают изменять своё физическое состояние, переходя в пар, либо в воду, либо начинают гореть или плавиться. Огонь, в свою очередь, в большинстве ситуаций передаёт более сильный импульс, нежели трение, что заставляет многие вещества незамедлительно или в течение короткого времени загораться. Соответственно, есть возможность того, что паук уже сталкивался с силой трения во время скольжения по своим канатам и был осведомлён о температурных изменениях внутри своего тела. Его крохотные лапки могли уже неоднократно нагреться и остыть из-за продуктивной работы над созданием очередной сети или каната. Помимо знаний о силе трения, паук мог располагать информацией о том, что некоторые полы и стены передают тепло его телу, что делает возможным наличие информации о законе передачи энергии внутри присутствия паука. Вряд ли он обладал чёткой формулировкой законов и математическими формулами, но, возможно, у него были свои паучьи понятия о действующих в природе силах. И если это действительно так, то пауку могло быть абсолютно не интересно наблюдать за пылающей спичкой, что делало стремление человеческого существа передать эту информацию пауку абсолютно бесполезным. Так же и стремление другого человеческого существа накормить паука пойманными мухами могло быть абсолютно бесполезным. В любом случае, что кормление, что обучение паука это два не имеющих смысла занятия, которые проявили себя только ввиду иллюзорного ощущения родства между людьми и пауком. Единственное, что обладало значением в этих взаимоотношениях, было время.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.