Тайна далёкого озера, часть 10

Повести, романы /

— Ой то не вечер, то не вечер,
— Мне малым-мало спалось…
Вся компания дружно подхватила мотив.
 
 
 
 
 
 
                                               Часть  третья
                             Возвращение
 
 
На следующий день, проснувшись, Наташа уже знала, с чего ей начинать, но трое друзей Олега, ночевавшие здесь же, пригласили путешественников к себе в соседний посёлок. Поэтому в этот день ей так и не удалось поговорить с Дёминым. И лишь в последний вечер перед отъездом, гуляя по саду, девушка решительно начала разговор. Вернее, первым его начал Олег, сказав:
— Ну, вот, девочка, завтра трогаемся в обратный путь. Нигде больше задерживаться не будем, сразу – домой.
Притянув к себе веточку смородины, Наташа тихо, но решительно, произнесла:
— Знаешь, милый, я много думала в последние дни и окончательно поняла, что не хочу жить в Питере. Моё сердце рвётся назад – к озеру, к лесу, и теперь я не мыслю своей жизни где-то в другом месте. Поверь, это решение далось мне с большим трудом, ведь я не знаю, как я выдержу разлуку с тобой…
Она судорожно вздохнула и замолчала, обняв возлюбленного за плечи и прижавшись к нему. На тёмно-синем небе уже зажглись первые звёзды. Что-то прошуршало в траве…
— Мышка, наверное, — улыбаясь, Олег погладил Наташу по голове. – Девочка, я знаю, я всё понимаю, я вижу, что творится у тебя на душе! Подожди, дай, я договорю, — прибавил он, видя, что она хочет что-то сказать. – Подожди, я хочу предложить нам с тобой вот такой вариант: мы все вместе возвращаемся домой, затем мы с тобой расписываемся в ЗАГСе или венчаемся в церкви – как хочешь, так и сделаем. Проводим семью Красновских в отпуск, а уж потом будем заниматься переездом в Мордовию. Ты согласна?
— Милый, ты серьёзно?.. Если – да, то я согласна! – просияв, воскликнула девушка и потянулась к губам Дёмина. Потом она добавила: — Но ты хорошо обо всём подумал? Ты не пожалеешь потом, Олег? Возможно, сейчас ты так говоришь под влиянием своих чувств и эмоций, а пройдёт время, и ты будешь смотреть на всё совсем по-другому…
— Нет, моя родная, — серьёзно возразил ей Олег. – Нет, я всё обдумал. Совсем скоро мне исполнится тридцать семь лет. Считай, полжизни уже прожито… У меня нет семьи, за исключением мамы, живущей вместе со мной. Отец уехал от нас, когда я был совсем маленький, и я даже не знаю, жив ли он сейчас. А мы с мамой живём в большой трёхкомнатной квартире, на Васильевском острове.  Да, конечно, у меня много друзей, да и заработки меня вполне устраивают. Но с тех пор, как я встретил тебя… — Он остановился и перевёл дыхание: — Так вот, я не хочу, понимаешь, не хочу расставаться с тобой! Семь лет назад я уже потерял самое дорогое, что у меня было. Из-за этой трагедии я ушёл из армии и стал простым дальнобойщиком. Но я не жалею об этом. Не жалею, хотя имею награды и звание майора. Видишь ли, девочка, жизнь кое-чему научила меня за эти семь лет… Я понял, что выше любимой семьи нет ничего. Ничто не может заменить любимых людей: ни работа, ни большие деньги, ни друзья, пусть самые лучшие. А вот ты, моя родная, за эти несколько дней стала для меня и женой, и ребёнком – в одном лице. Ты разбудила во мне дремавшее доселе, необыкновенное чувство ощущения жизни – полнокровной жизни. И твоё прошлое совершенно не волнует меня! Нисколько! – Дёмин вдруг подхватил Наташу на руки. Она охнула от неожиданности и крепко обняла его за шею, а он продолжал: — Так вот, родная моя, всю оставшуюся жизнь я хочу провести с тобой! И не хочу слушать никаких возражений! Да, у меня есть свои недостатки, но у кого же их нет, — ведь, как известно, люди – не ангелы. – Он осторожно поставил девушку на ноги и, словно подводя итог, закончил: — Так что едем в Питер вместе. Я познакомлю тебя с мамой; поженимся, а там уже будем устраивать наши дела, хорошо?
— Олег, — она взяла его руку, — а как отнесётся твоя мама к переезду в Мордовию? Ты думал об этом? А ко мне лично?.. Не будет ли она против меня, узнав, что я была судима?..
Дёмин слегка нахмурился:
— Пока не думай об этом… Вот приедем и на месте уже посмотрим… А сейчас пойдём-ка в дом, уже поздно…
На следующее утро путешественники сердечно распрощались с хозяевами и поспешили в обратный путь. Виктор заметно оживился, он без умолку рассказывал о своей семье, о маленьком сыне; чувствовалось, что он сильно соскучился. Олег немного приоткрыл напарнику свои планы насчёт возможной смены места жительства, чем вызвал его огорчение.
— А как же наше сотрудничество, шеф? – недоуменно спросил Красновский. – Выходит, ты меня бросаешь?
— Ой, ребята, не ссорьтесь из-за меня! – умоляюще попросила Наташа. – Вить, не волнуйся, мы потом ещё об этом обстоятельно поговорим.
— Да, Виктор, — поддержал девушку Дёмин, — у нас ещё будет время для серьёзного разговора, но только не здесь и не сейчас.
— Ну, хорошо, но чем вам плохо в Питере-то? Тем более, вы там почти всю жизнь прожили! – рассуждал Красновский всё с тем же недоумением и лёгкой обидой. – Зачем уезжать куда-то в глушь? Олег, а кстати, как твоя матушка отнесётся к таким вещам? Для неё это будет полной неожиданностью, насколько я её знаю…
Его напарник только вздохнул и ничего не ответил. В таком напряжённом молчании прошло несколько часов, и радостное чувство в душе Наташи стало постепенно угасать. Она представила себе всё, что ещё произойдёт дальше: мать Олега и слышать не захочет не только о переезде в Мордовию, но и о самой Наташе. «Ладно, будь что будет!» — подумала девушка и попыталась отогнать неприятные мысли, но они почему-то настойчиво лезли в голову, и воображение рисовало ей далеко не радужные картины будущего…
 
Наконец впереди показалась северная столица. При виде надвигающихся серых зданий, рекламных щитов, стремительного потока несущихся автомобилей Наташу охватило чувство неизбежной обречённости. Едва не плача, она упорно смотрела вперёд, смотрела и думала, думала… «Ну, что, Соколова, побывала ты в сказке… Но реальная жизнь – это не сказка, так что, пожалуй, приготовься к худшему». И тут словно прохладное дыхание лесного озера коснулось её щеки: «А, собственно, почему я так пала духом? Ну, не выйдет у меня с Олегом, ну и пусть… Ведь жизнь-то на этом не заканчивается! А я всё равно вернусь на берег озера, всё равно… Теперь там моё место. И потом (Наташа даже покраснела от собственных мыслей!), у меня, возможно, будет ребёнок… Господи, если бы это всё так и случилось!» Девушка даже приободрилась немного. Жизнь снова начала вырисовываться в ярких красках, и Наташа постепенно окрепла духом. Ничего не говоря, она взяла руку Олега и крепко сжала её.
— Что с тобой, девочка? – он пытливо заглянул ей в лицо.
— Да так… Ничего особенного. Приятно снова вернуться домой, только и всего, — ответила девушка, стараясь казаться равнодушной.
Подъехав к конечному пункту, они довольно быстро разгрузились, получили расчёт и кратко рассказали начальнику склада о дорожном происшествии. Было уже темно и прохладно, моросил мелкий дождик, когда они наконец покончили со всеми делами. Виктор, сияя от радости, позвонил домой и распрощался со своими спутниками. Глядя ему вслед, Дёмин вынул сотовый и набрал номер матери:
— Мамочка, это я! Да, только что приехал… А я не один… Нет, не с другом. С кем?.. А это сюрприз! Мы скоро приедем, так что встречай!
— Ой, Олежка, что-то мне не по себе! – призналась Наташа, нервно теребя рукав ветровки. – Как она встретит меня…
— Я думаю, что всё будет в порядке. Мама у меня очень хорошая, — попытался успокоить её Олег.
И вот они уже подходили к старинному трёхэтажному дому, скрывавшемуся в глубине тёмной липовой аллеи. От тротуара деревья отделяла чугунная изгородь. Переулок был пустынный. Наташа с любопытством смотрела по сторонам: в этой части Васильевского острова  она не бывала ни разу. Они поднялись на площадку второго этажа, и Дёмин открыл дверь своим ключом. Крикнув: «Мама, мы пришли!» — он поставил на пол в прихожей сумки, и не успела девушка как следует осмотреться, как к ним стремительно вышла невысокая, статная седая миловидная женщина лет шестидесяти пяти. Увидев сына, она широко улыбнулась и обняла его за плечи:
— Олежка, милый, ну наконец-то! Я так переживала…
Олег, смущённо улыбаясь в ответ, проговорил:
— Мамуля, пожалуйста, познакомься – это Наташа Соколова, бывшая одноклассница Виктора Красновского…и моя…моя будущая жена. Наташа, а это моя мама, Дёмина Алла Алексеевна.
— Как, как ты сказал?! Будущая жена?! – Алла Алексеевна озадаченно смотрела то на сына, то на девушку, и не могла понять, шутит Олег, или это и на самом деле так.
— Здравствуйте, — негромко произнесла Наташа, — я очень рада нашему знакомству.
— Ну что же мы стоим в прихожей? – всплеснула руками мать Дёмина. – Раздевайтесь же, проходите, руки мойте – и за стол! Вы же проголодались с дороги!
Через несколько минут все трое сидели на кухне и наслаждались роскошным ужином. Время от времени Наташа ловила на себе внимательный взгляд таких же тёмно-серых, как и у Олега, глаз его матери.
— Между прочим, мама – бывший преподаватель словесности, — тепло сказал Дёмин. – Как раз будешь учить внуков дома, да, мамуля? – Он потянулся к Алле Алексеевне и чмокнул её в щёку.
— Господи, каких внуков? – испуганно выговорила та, а её сын засмеялся: — Будущих, мама, будущих! Они ведь обязательно будут, да, Наташа?
Девушка не знала, что ей ответить. Она инстинктивно чувствовала, что мать Олега относится к ней с огромным недоверием, хотя это было вполне объяснимо. А Дёмин снова ошарашил маму:
— Мам, мы с Наташей будем жить в моей комнате. Ей как будущей жене пора привыкать к этой квартире.
Алла Алексеевна лишь развела руками, а Наташа низко опустила голову и покраснела.
— Простите, — сказала она, помедлив, — можно мне принять ванну? Всё-таки, такая дорога…
— Да что ты спрашиваешь, девочка? – Олег, взяв её за руку, повёл в ванную комнату. – Это же теперь и твоя квартира… Будь как дома. А я пока приготовлю нам постель.
Наспех выкупавшись, девушка облачилась в свой голубой халатик и вышла в прихожую. Из кухни до неё донеслась фраза Аллы Алексеевны:
— Нам нужно серьёзно поговорить, сын!
А Дёмин устремился навстречу своей возлюбленной и, обняв её за плечи, повёл по коридору в дальнюю комнату.
— Вот, это наши с тобой апартаменты. Проходи, родная, располагайся, а мы с мамой ещё немного поговорим… Не скучай, я скоро! – он нежно поцеловал девушку.
Комната Олега оказалась довольно просторной. Высокое окно с тяжёлыми тёмно-синими портьерами выходило во двор. Возле стены был разобран и застелен свежим бельём широкий диван. На противоположной стене висело несколько фотографий в рамках, чуть пониже – длинные книжные полки. Возле окна расположился современный компьютерный стол. Комнату слабо освещал торшер с ярко-голубыми плафонами, сделанными в виде цветов лотоса.
«Уютно, ничего не скажешь, — подумала Наташа. – И подобрано всё со вкусом. Ну, конечно, ведь его мать – учительница. Интересно, о чём они сейчас говорят, или о ком? Обо мне, наверное…» Она подошла к окну, и вдруг на секунду у неё закружилась голова. Девушке показалось, что она сейчас упадёт в обморок. На лбу выступил холодный пот… Она оперлась о край стола, чтобы не упасть, но тут же сознание снова стало ясным.
— Ну, Соколова, — упрекнула Наташа саму себя, — нельзя же так волноваться! Довела себя до обморока… Да привыкну я, в конце концов, к его матери, и она ко мне – тоже…
Она щёлкнула выключателем, быстро сбросила халатик и нырнула под широкое одеяло, от которого пахло свежестью. «Как здесь хорошо и спокойно! Буду спать и о чём не думать».
А в это время у Олега с матерью шёл несколько напряжённый разговор. Дёмин подробно рассказал историю знакомства с Наташей, описал поездку к лесному озеру. Но тот факт, что девушка была на зоне и по какой причине, — он скрыл. «Не время ещё маме знать об этом, — думал он. – Пусть женщины сначала привыкнут друг к другу, а уж потом можно будет и рассказать. Всё равно мать будет допытываться, почему у Наташи нет родных и нет своего жилья. И даже профессии нет. Хотя мне это совершенно безразлично. Я люблю её, и это главное! А всё остальное, как говорится, приложится».
— Олежка, сыночек, а не поспешил ли ты? – качая головой, говорила Алла Алексеевна. – Ведь вы с нею так мало знакомы! Конечно, выбор твой я должна уважать, ты у меня уже совсем взрослый…
— …и даже немного седой, — с грустной иронией перебил её сын. – Мамочка, дорогая моя, понимаешь, эта девушка всё во мне перевернула! Она будто бы вернула меня в мою молодость, она повернула меня к жизни лицом. Как бы тебе сказать – она дала мне снова почувствовать себя мужем и, надеюсь, в скором времени – отцом. Мама, со дня гибели Ани и Алёши мне ещё никто не становился так дорог, как Наташа…
— Ох, не знаю, не знаю! – тяжело вздохнула бывшая учительница. – Как-то оно у вас всё быстро, скоропалительно… И не забывай, пожалуйста, о том, что она моложе тебя на двенадцать лет. Ты будешь стареть потихоньку, а она…
— А я хочу дать ей счастья, насколько хватит в нашей жизни, — твёрдо ответил Дёмин. – Я очень люблю её, мама! И она любит меня. Ах, мамочка, ты только представь, что

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.