Тайна далёкого озера, часть 6

Повести, романы /

— Опомнись, Натка! Куда же мы пойдём ночью – ещё заблудимся! А тут наверняка водится разное дикое зверьё…
— А у нас – пистолет! – поддразнила его Наташа и добавила: — Вообще-то, да, нужно переночевать… Вы, ребята, извините, я уже совсем потеряла голову от радости, — ведь мы так близко от озера!
— Хорошо, — подвёл итог Дёмин. – Один спит в машине, двое – на улице…
— И этими двоими, конечно, будем мы с тобой, — вздохнул Красновский. – Эх, хорошо, что мы с собой палатку прихватили…
— Да, приятель… Ну, не будет же моя девочка проводить ночь с двумя мужчинами в холодной палатке! Ей, кстати, ещё предстоит детей рожать – в недалёком будущем…
— Да ну вас, болтуны, — заметно смутилась девушка, а Виктор примиряюще произнёс:
— Ладно, Соколова, спи в УАЗке, а нам с Петровичем не привыкать. Мы ведь раньше в любым условиях ночевали, помнишь?
— Да, в любых… Давай-ка лучше себе ночлег соорудим.
Лёжа на продавленных сидениях машины и невольно прислушиваясь к незнакомым и немного настораживающим звукам, Наташа думала о том, что её заветная цель уже почти достигнута. «Если завтра мы выйдем к озеру, то я всё-всё расскажу Олегу. А там – будь что будет. Нет, всё будет хорошо, я верю! И совсем скоро я стану его настоящей женой… Уже совсем скоро…» Девушка повыше подтянула шерстяное покрывало, зевнула и очутилась в объятиях сна.
Совсем о другом думал в этот момент Виктор Красновский. Он скучал по жене Светлане, по маленькому сынишке, и считал всю эту затею с поисками таинственного озера просто фантазией. Но он не привык оставлять друзей, особенно когда они нуждались в его помощи. А ради напарника он пошёл бы на всё – в буквальном смысле, и в огонь, и в воду. И теперь, наблюдая за тем, как его друг, преображённый любовью к Наташе, наполняется жизнью, Виктор тем более не мог оставить его без своей поддержки.
А Олегу Дёмину мечталось о том, как они найдут это загадочное озеро, как некая таинственная сила вмешается в его судьбу (а может, уже вмешалась?) и изменит её к лучшему. С бесконечной нежностью он представлял себе сейчас лицо Наташи, её светло-пепельные волосы, ясный прямой взгляд её голубых глаз, в глубине которых всё же таилась какая-то недосказанность. Он вспомнил о том, как впервые увидел её, неловко залезающую в кабину КАМАЗа, о том, как впервые коснулся её тонкой руки, о том, как впервые поцеловал её слегка дрожащие губы… С предельной ясностью Олег восстановил в памяти эпизод, когда они сидели на поваленном дереве и Наташа курила. Именно тогда какая-то необъяснимая сила властно повлекла его к этой девушке, и потом, на протяжении нескольких часов он боролся с собой, разрываясь от желания узнать попутчицу поближе и в то же время стараясь внушить себе, что всё это глупости и что между ними ничего быть не может.
Но одно Наташа и Олег не могли отрицать – это то, что с того момента, когда они впервые увидели друг друга, у них одновременно возникла мысль о том, что они уже очень давно знают друг друга. Да, сама судьба свела их вместе, а против судьбы трудно выступать…
 
Наутро путешественники проснулись полными сил. Они замаскировали свой автомобиль и продолжили путь. Утро было ясное, нежаркое. Весело щебетали птички… Дёмин от всей души любовался своей возлюбленной: от волнения глаза её сверкали яркой синевой, а на щеках виднелся нежный румянец. Она легко шла во главе маленького отряда. Пройдя немного, Виктор обратился к девушке:
— Соколова, давай покурим!
— А ты знаешь, как-то не хочется, — пожала плечами Наташа. – А вообще-то в лесу лучше не курить…
— Это ещё почему? – удивился Красновский.
— Знаешь, дедушка мне рассказывал, что у леса есть душа. Лес – он ведь живой, он всё видит и чувствует… И поэтому лучше не гадить в него – гадить, в смысле, сорить, плевать, курить и всё такое…
Олег молча улыбнулся, а Виктор недоверчиво покрутил головой:
— Ну, уж ты, Наталья, скажешь! У леса есть душа?
— Витюшка, я вполне серьёзно, — не оборачиваясь, ответила девушка.
— А, скажи, защитница природы, — не унимался Красновский, — змеи тут водятся?
Но тут впереди, в кустах что-то затрещало. Мужчины насторожились, и Дёмин потянулся за пистолетом.
— Подожди, милый, — остановила его Наташа, и через несколько мгновений из зарослей можжевельника вышло кабанье семейство. Впереди чинно шествовали две покрытые длинной тёмно-бурой шерстью крупные самки, а за ними семенили несколько забавных, похожих на арбузики, полосатых детёнышей. Они умилительно крутили маленькими чёрными хвостиками. Люди, затаившись, молча наблюдали за первыми представителями этого лесного мира. Когда кабанье семейство скрылось из вида, Виктор от души расхохотался:
— Слушайте, до чего же они потешные, особенно малыши! Ну, просто вылитые арбузики на ножках! И, главное, тоже с хвостиками!
— Вообще-то, я слышал, что самцы у них бывают довольно свирепые, — заметил Олег. – Лучше не попадаться у них на дороге. Ну, что, идём дальше?
Пройдя по еле заметной тропке около двух часов, путешественники совсем углубились в лес. То и дело приходилось перелезать через поваленные старые деревья, пробираться сквозь густо растущие кусты. Но Наташа упорно шла вперёд, не обращая внимания на все эти трудности. Первым не выдержал Красновский:
— Слушайте, ребята, давайте хоть полчасика посидим, а лучше – полежим на травке. Что-то уже ноги устали, честно говоря…
Дёмин поддержал напарника: всё-таки, отдыхать периодически надо, иначе быстро растратятся силы.
— Ну, хорошо, — согласилась с их доводами девушка, — но только полчасика, не больше. Мы должны выйти к озеру ещё до наступления темноты.
Олег хотел возразить ей, но, всмотревшись в её лицо, решил промолчать. Все трое растянулись на мягкой траве. Виктор блаженно потянулся:
— Ох, косточки мои! А всё-таки, как здесь хорошо!
— Я же говорила, — довольно заметила Наташа. – А то ли ещё будет, когда ты искупаешься в озере! Ты ещё не то почувствуешь.
Она закрыла глаза. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь высокие, плотные кроны деревьев, слегка согревали лицо девушки. Она улыбнулась, и вдруг на несколько секунд перед нею возникло удивительное видение: из дрожащей туманной дымки появилось прекрасное лицо. «Это же она – та девушка из легенды!» — пришла мысль откуда-то извне. Лицо приблизилось к Наташе, и отчётливо были видны широко расставленные ярко-синие глаза и улыбающиеся алые губы. Прелестная незнакомка призывно повела головой с длинными тёмными волосами и исчезла, как бы растворившись в туманной дымке.
Наташа вскочила на ноги:
— Ребята, я только что видела её!
— Кого? – изумлённо спросил Дёмин.
— Да её, девушку из легенды! Ну, ту, которая утопилась в озере!
— Подожди, Соколова, — усомнился Красновский, — тебе, наверное, сон приснился… Тебя на солнышке разморило, вот и привиделось невесть что.
— Да не спала я! Я видела её, говорю же, видела – как тебя сейчас! И она позвала нас! Надо идти!
Виктор многозначительно кашлянул, взглянув на Олега, но тот, поднявшись с земли, подошёл к Наташе и, видя её неподдельное волнение, спокойно и ласково спросил:
— Милая, ты действительно видела её?
— Конечно! Совсем рядом! – почти крикнула девушка. – Да поверьте вы мне, зачем мне вас обманывать! Я же всегда чувствовала, что между нами существует незримая связь.
— Постой, постой, а ведь, правда, всё может быть… — Дёмин повернулся к напарнику: — Здесь, в этих волшебных лесах может произойти всякое… И если, как ты, милая, говоришь, что между тобой и той девушкой из легенды есть связь, то вполне возможно, что она действительно ждёт нас. Тогда надо идти сейчас же!
— Знаете, друзья, я всегда считал, что с ума сходят поодиночке, но вот чтобы сразу двое… — Красновский поперхнулся фразой от довольно ощутимого щипка бывшей одноклассницы. – Всё, молчу, молчу! Ну, пойдёмте, раз такое дело…
— Я теперь знаю, куда идти, — взволнованно проговорила Наташа. – Я чувствую – она ведёт нас.
Виктор скептически приподнял бровь, но не произнёс ни слова. Олег обратился к нему, стараясь говорить убедительно:
— Послушай, Витёк, это не бред и не сказка… Это самая настоящая реальность! Возможно, Наташа является далёким потомком того рода, откуда была утопившаяся девушка из легенды. Возможно, сёстры или братья той девушки были предками деда Наташи, а здесь, в этом лесу происходит слияние прошлого и настоящего...
Красновский прищурил глаза, затем озадаченно произнёс:
— А ведь ты прав, шеф, наверное, так оно и есть. Просто всё это как-то необычно, непривычно… Если бы сам не присутствовал при всём при этом – ни за что бы не поверил!
— Витенька, дорогой! Кроме дальнобоя, баксов, евро и ночных клубов есть ещё и вот эта жизнь, — горячо произнесла Наташа и обвела друзей победным взглядом. – И я считаю её настоящей!
Вместе с ветром, всколыхнувшим листья деревьев, откуда-то повеяло прохладой. И вот перед путешественниками расступились косматые ели, и, пройдя вперёд ещё несколько метров, люди увидели озеро. Да, это было то самое озеро! Широкое и гладкое, оно покоилось в низине, которую окружали тёмные высокие ели и густые заросли ивняка. Берега были усыпаны светло-жёлтым песком вперемешку с мелкими камушками. Изредка по тёмной глади воды пробегала рябь.
Олег и Виктор застыли в изумлении, а Наташа, сбросив рюкзак, торопливо подошла к самой кромке воды и опустилась на колени.
— Вот я и пришла сюда, дедушка, — прошептали её губы. – Вот я и выполнила твой наказ… И теперь всё будет хорошо!
Она, как зачарованная, смотрела на водную гладь, жадно вдыхая прохладный воздух, и не могла отделаться от чувства, что она вернулась к себе домой, — настолько родными показались ей берега лесного озера… Девушка погрузила руки в песок – он был влажноватым, затем зачерпнула ладонями воду и слегка смочила горевшее от волнения лицо. Ощущение единства с окружающим миром стало совсем реальным… Она быстро обернулась к своим спутникам:
— Ну, вот мы и пришли… А теперь давайте устраиваться на ночлег!
— Сей момент! – Красновский быстро и ловко установил палатку в небольшом овражке, на склонах которого росли какие-то розовые и жёлтые цветочки. Неподалёку друзья расчистили место для костра и вскоре согрелись и поужинали. А на тёмно-синем небе уже загорались первые звёзды, и тонкий серпик луны отчётливо просматривался на их фоне. Виктор устало зевнул и вяло проговорил:
— Ребятки, вы как хотите, а я пошёл спать. Что-то я порядком умаялся за эту дорогу. А вы тут посидите, поговорите… Вам ведь есть что сказать друг другу… — И с этими словами он забрался в палатку, плотно застегнув входной клапан.
А загадочное озеро было тихим и гладким, и на его поверхности отражались первые звёзды и узкий серпик луны…
Изредка потрескивали сучья валежника в костре. Олег неотрывно смотрел на оранжевые языки пламени, подёргивающиеся от ночного ветерка. Наташа первой нарушила молчание:
— Милый мой, ты очень устал?
— Нет, совсем нет, девочка, — поднял на неё глаза Дёмин. – Иди ко мне поближе… Просто я давно не был вот так, наедине с природой, в тишине. Знаешь, постоянно – рейсы, какие-то дела, а тут – такая красота… — Он немного помолчал. – И ведь чувствуешь, что ты нисколько не выше этих озёр, лесов, неба. Это они властвуют над нами, а не мы над ними! Я вот сейчас смотрю на это небо, на озеро, на лес и понимаю, что это и есть настоящее, а всё остальное – ерунда…
— Так ведь и я всегда так говорила, — сказала девушка, задумчиво гладя руку Олега. – Знаешь, я так счастлива! Счастлива оттого, что выполнила просьбу деда, оттого, что завтра выполню обещание, данное самой себе. И ещё я радуюсь тому, что ты, мой любимый, сейчас рядом со мной… — Она поцеловала возлюбленного. – Но прежде, чем мы будем просить у невидимых хозяев здешних мест счастливой судьбы, мне хотелось бы кое-что рассказать тебе. Настал этот момент, и я хочу, чтобы ты выслушал меня от начала до конца…
— Хорошо, девочка моя, я готов тебя слушать, — Дёмин подкинул в костёр несколько сухих веток, и они затрещали, объятые пламенем. Наташа собралась с духом, взяла сильную ладонь возлюбленного и прижала её к своей груди.
— Ну, слушай… Как ты уже знаешь, мой дед Степан Григорьевич приехал в Ленинград, там женился на бабушке, и у них родилась дочь Ирина – моя мать. Она была единственным ребёнком в семье, потому что бабушку сбила машина, когда моей матери было всего три годика. И дед стал воспитывать её один. Он так и не женился больше… Он очень баловал свою любимую дочь, и впоследствии, когда она выросла, сказались все недостатки мужского воспитания. Но я нисколько не виню деда… — Девушка запрокинула голову и некоторое время смотрела на звёздное небо, затем продолжила: — Моя мама выросла своенравной и капризной. Она абсолютно не признавала над собой никакой власти, и ещё плохо было то, что она рано пристрастилась к спиртному. С моим папой она познакомилась, когда ей исполнилось двадцать. Он тоже был коренной ленинградец, но так как он жил с родителями, а у деда с мамой имелась довольно просторная трёхкомнатная квартира на Звёздной, — ведь они работали на стройке и получили эту квартиру, то после свадьбы мой отец переехал к жене и тестю. Через год родилась я. Отец во мне души не чаял! Да и внешне я больше похожа на него.
— Ты у меня красавица! – Олег привлёк Наташу к себе и крепко поцеловал. Она благодарно прислонилась к его плечу:
— Так вот, жили они сначала, вроде бы, неплохо… Дед и мой отец работали, а вот мать, устав от маленького ребёнка, решила наверстать упущенное. Она стала часто уходить из дома и возвращалась почти всегда в нетрезвом виде. Разумеется, папе это всё

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.