Тайна далёкого озера, часть 4

Повести, романы /

— Наташка, скорее! – заорал Красновский, а девушка, превозмогая боль в ноге, прихрамывая, ринулась к нему. Губы её дрожали, и противно тряслись руки, но нельзя было медлить ни секунды.
— Натка, милая, — как-нибудь…как-нибудь вытащи его на дорогу! Шеф один не справится, я – к нему! Давай, подруга, давай!
В темноте трудно было разглядеть что-либо, и Наташа, то и дело оглядываясь на горящую фуру, всё же поднималась вверх по склону, изо всех сил поддерживая раненого водителя, который вот-вот мог потерять сознание.
— Ну же, ну…ещё немного… — бормотала она сквозь слёзы, невольно катившиеся по её лицу. Пострадавший буквально повис на её плече, и она из последних сил вытянула его на мокрый асфальт. В это время внизу раздался мощный взрыв, и яркой молнией впилась в мозг девушки одна-единственная мысль: что с её друзьями? Успели они выбраться из разбитой кабины или нет? Она быстро стащила с себя ветровку, бережно подложила её под голову раненого водителя и снова кинулась вниз с откоса. Попавшая в аварию машина горела очень ярко и страшно, и на короткий миг всё происходящее показалось Наташе нереальным, каким-то киношным… Она облегчённо вздохнула, увидев своих друзей – целых и невредимых, карабкающихся по склону вверх; они держали под руки второго пострадавшего. Девушка бросилась к ним навстречу:
— Успели! Слава Богу, вы живы! Ну, как же это так… Господи, я так переволновалась!
— Ничего-ничего, теперь всё в порядке, — выдохнул Виктор, усаживая Семёныча на обочину, а Олег крепко прижал к себе Наташу:
— Видишь – всё кончилось, девочка! Всё хорошо!
А она гладила его по щеке и улыбалась ему сквозь слёзы, снова выступившие на её глазах… Красновский достал из машины аптечку, и пострадавшим оказали первую медицинскую помощь совместными усилиями. К счастью, у них не обнаружилось серьёзных повреждений. Кучу благодарностей обрушили они на головы напарников, но Дёмин лишь спокойно ответил на это:
— Кузя, настоящий молодец – это ты! Если бы ты не позвонил мне, то… — Он многозначительно замолчал, а раненый водитель улыбнулся запёкшимися губами:
— Так я же помнил, что вы едете следом… Вот так и получилось… Правда, рация накрылась, но хоть мобильник не пострадал…
— Ладно, молчи, тебе вредно много разговаривать, — вмешался Виктор. – Сейчас отвезём вас в ближайшую больницу, всё-таки, квалифицированная врачебная помощь вам не помешает. Семёныч, а ты как?
Второй пострадавший молча поднял вверх большой палец правой руки. Красновский подмигнул ему, затем оглядел весёлым взглядом всю компанию и вдруг заливисто расхохотался:
— Ой, не могу! Ну, умора!
— Ты чего? – удивился Олег. – Запоздалая реакция на стресс?
— Да какой стресс, вы только посмотрите на себя! Какие вы все чумазые, в грязи и копоти! Ой, Соколова, а у тебя на носу чёрная полоса! Как же она тебе идёт! – И он снова засмеялся, а друзья, оглядев себя, принялись дружно вторить ему.
— А как же вы под откос-то улетели? – отсмеявшись, спросил пострадавших Виктор.
— Да, понимаешь, на развилке легковуху какую-то занесло – прямо посередине… Дождь ведь какой лил! Ну, я и крутанулся в сторону, а вышло неудачно… — медленно проговорил Семёныч, а Наташа заботливо поправила бинты на его левой руке и произнесла: — Зато вы живы, а это самое главное…
— Ну и где же эта легковуха? – тут же нахмурился Красновский. – Ага, вильнула хвостом, и след простыл! А вы и машину с грузом потеряли, и сами чуть на тот свет не отправились! Ах ты, мать твою… — Он даже скрипнул зубами: — И номер вы, конечно, не запомнили? Вот из-за всяких гадов нормальные мужики Богу душу отдают! Эх!..
Доехав до ближайшего населённого пункта, друзья оставили пострадавших в больнице, наскоро привели себя в порядок, и ещё пол-дня провели со следственной бригадой и с представителями автоинспекции, которые  занялись обстоятельствами аварии. Их уговаривали остаться и отдохнуть, но Дёмин спешил к своему давнему армейскому другу, служившему когда-то вместе с ним на одной заставе.
И вот уже КАМАЗ с оранжевой кабиной так же ровно шёл по шоссе, на обочинах которого зеленели поля, синели речушки, приветственно шелестели листьями деревья. Виктор изредка посматривал на дремавшего напарника, прислонившегося к подголовнику, и Наташу, крепко держащую Олега за руку, и, улыбаясь, отводил глаза и что-то, как всегда, насвистывал себе под нос. Девушка то засыпала на какие-то минуты, то вновь просыпалась, ощущая рядом присутствие любимого, и украдкой гладила и целовала его смуглую ладонь. Дёмин открыл глаза и обнял девушку одной рукой за плечи, крепко прижав её к себе:
— Спи, девочка, спи… Всё позади, всё замечательно! Я с тобой и ты со мной – и это самое главное.
Он ласково коснулся губами её светлых растрёпанных волос.
— А нога твоя как? Ещё болит?
Наташа покрутила ступнёй:
— Ещё чуть-чуть больно, но это пройдёт.
Она обеими руками обняла Олега за талию и тихо прошептала:
— Я хочу всегда быть с тобой…
Красновский взглянул на них и довольно улыбнулся. Он был рад за друга, а ещё больше – за бывшую одноклассницу. Он слишком хорошо знал её историю и от всей души желал счастья запутавшейся в этой жизни девушке.
 
К вечеру они прибыли в небольшой посёлок с названием Зелёное. Там они решили переночевать, осмотреть машину, а уже с утра ехать без остановок до самого Саранска. В этом посёлке и жил давний друг Дёмина, и трое друзей направились прямо к нему. Хозяин, заранее предупреждённый Олегом по телефону, вышел встречать гостей во двор своего кирпичного двухэтажного коттеджа.
— А-а, кого я вижу! Олег Петрович собственной персоной! – весело говорил плотно сбитый лысоватый кареглазый друг Дёмина. Звали его Сергей Иванович. Жил он в Зелёном уже давно, с женой и двадцатилетней дочерью. Виктор поставил машину под просторный навес во дворе. Хозяин и гости вошли в дом, радушно встреченные полной добродушной хозяйкой, сразу усадившей их за стол.
— А где твоя Кристина? – спросил Олег у Сергея.
— Да ещё на работе –в магазине. Скоро придёт. А вы давайте, угощайтесь…
Наташу Дёмин представил как свою подругу. Сергей Иванович одобрительно кивнул головой: дескать, правильный выбор. Он что-то шепнул жене на ухо, и та поднялась по витой лестнице на второй этаж. Тем временем бывший сослуживец Олега торжественно поставил на стол две бутылки с водкой.
— Высшая марка! – сказал он. – Ну, мои дорогие, давайте выпьем за нашу встречу, за то, что мы живы и здоровы! За тебя, Олежка, за тебя, друг! И за вас, Наташа!
Он поднял свою рюмку. Наташа тоже выпила до дна; водка действительно была отличная. По телу девушки разлилось приятное тепло, и в то же время она почувствовала, что сильно устала. Она ещё немного посидела за столом, а затем, виновато улыбнувшись, произнесла:
— Извините меня, но я бы хотела лечь… Я так устала, просто ноги не держат…
— Конечно, конечно, — ласково заговорила жена Сергея Ивановича. – Пойдёмте, я вам покажу спальню.
В это время захмелевший Виктор красочно описывал недавние приключения. Уже поднявшись наверх, Наташа услышала, как внизу хлопнула дверь, и звонкий девичий голосок произнёс слова приветствия. «Это, наверное, Кристина, дочь хозяев», — подумала девушка, переступая порог спальни.
— Вот, милая, располагайся, как тебе удобно… Мы – люди простые… — тараторила хозяйка. – Ванная напротив. Вещи свои сюда положи. – И, оглянувшись на дверь, спросила с чисто женским любопытством: — А у вас с Олегом как: серьёзно или…?
— Я…я его подруга, — просто ответила Наташа, и щёки её покрылись краской смущения.
— Олег Петрович — замечательный человек! – сказала хозяйка. – Ты, девонька, держись его, с ним не пропадёшь. – И она кивком указала на застеленную широкую кровать: — А я вам вместе постелила, ничего? Любит он тебя, девонька, я сразу это заметила. – И повторила ещё раз: — Держись его, он очень хороший человек…
Посвежевшая после ванной девушка забралась в постель. На стене слабо горел зеленоватый ночник. «Это будет наша первая ночь, — думала Наташа, улыбаясь в душе своему счастью. – Но ведь он ничего не знает о моём прошлом, а я просто обязана всё ему рассказать! Иначе нельзя… И пока я не доберусь до озера, мне нельзя быть с ним как с мужем. Я не смогу! Только после озера, после того, как выкупаюсь в озере…»
Снизу доносился едва слышный шум застолья. Девушка свернулась в постели калачиком. Она была обнажена, рядом на стуле висел её голубой халат. Постепенно её веки отяжелели, и она забылась во сне, выключив перед этим ночник. Через некоторое время Наташу разбудило нежное прикосновение к её волосам.
— Родная моя, ты уже спишь? Ты сильно устала? Иди ко мне, девочка… — голос Олега прервался. Они крепко обнялись, и наступило блаженство этой ночи, — ночи любви, когда первозданная нежность просто захлёстывает и несёт куда-то в иные миры, в другую реальность. О, эта сладкая ночь, когда нет ничего важнее на свете любимых губ, любимых рук, всего любимого тела…
С трудом оторвавшись от губ Олега, Наташа прошептала:
— Милый мой, прости, но нам пока нельзя быть близкими… Нельзя! Сначала я должна сделать то, для чего еду к лесному озеру. Поверь мне, пожалуйста!
Дёмин, взволнованный её отчаянным тоном, приподнялся на локте и, гладя её по щеке, спросил:
— Родная, это так важно для тебя?
— Да-да, очень важно! Это изменит всю мою жизнь! И только после этого я смогу полностью быть твоей…
Он поцеловал её горячую шею:
— Хорошо, тогда не будем спешить. Делай всё, что тебе нужно.
— Вот и прекрасно! – просияв, девушка потрепала его за волосы и тут же стала серьёзной: — Понимаешь, Олег, мне нужно будет кое-что рассказать тебе… Собственно, если бы не моё прошлое, то я бы и не поехала искать это загадочное озеро…
— И не встретила бы меня, девочка моя! – перебил её Дёмин и привлёк к себе…
 
Сквозь тюлевые занавески, колыхавшиеся от лёгкого ветерка, в окно заглянуло ясное солнечное утро. Наташа открыла глаза, приподняв голову, лежавшую на руке Олега, и осторожно привстала. Лицо спящего Дёмина было спокойным, и он чему-то улыбался во сне. Девушка слегка коснулась губами его седеющего виска.
— Спи, спи, мой любимый, — прошептала она. – Я не стану тревожить тебя… Спи…
Она набросила на себя голубой халатик и подошла к окну. День обещал быть восхитительным! На небе не было ни облачка, в саду за домом пели свои весёлые песенки птицы. Наташа посмотрела на спящего Олега. «Родной мой, — думала она, — пусть это утро, первое утро нашей новой жизни навсегда останется в нашей памяти. Пусть вся наша дальнейшая жизнь будет ясной и лёгкой, как это утро». Она потихоньку обулась, плотнее запахнула халат, достала из сумочки пачку сигарет и зажигалку и стала медленно спускаться вниз. В доме было тихо, по-видимому, все ещё спали. Девушка вышла на застеклённую веранду и открыла дверь в сад. Обилие деревьев и цветов порадовало её, а непревзойдённый запах живых растений восхитил её до предела. Она ласково поглаживала головки цветов и ветки плодовых деревьев, подобно ребёнку, который впервые увидел живую природу.
— Вот так бы и нам с тобой жить, Олег, — тихо сказала она вслух, закуривая. – Жить безмятежно в своём домике, растить детей, любить друг друга…
Она села на небольшую деревянную скамеечку, возле которой росли яблони. «Господи, неужели всё это возможно для меня?.. Неужели я обрела своё долгожданное счастье? – Наташа сделала глубокую затяжку. – А вот курить надо бросать как можно скорее! Хватить травить себя… Старое озеро поможет мне во всём, я верю в это».
— Приветик! – сзади раздался звонкий голосок. Девушка оглянулась и увидела полненькое кареглазое юное создание с задорными каштановыми кудряшками на лбу.
— Приветик, — повторила незнакомка, — я – Кристина. А ты – Наташа, да?
— Да, очень приятно… Почему тебе не спится?
— А тебе? – лукаво спросила Кристина. – Слушай, дай сигаретку, а? Покурю, пока родители не видят. Они у меня строгие… Папа вообще не курит, и никогда не начинал. А я вот балуюсь иногда…
— Ох, Кристина, лучше бы и тебе не начинать… Это такая зараза! Я вот втянулась, уже  лет шесть курю. Хочу бросить и не могу…
— Ну, Олег Петрович заставит тебя бросить, не беспокойся! Он тоже строгий. А ты его невеста, да?
— Ну…как сказать, — смешалась Наташа, протягивая девушке сигарету и зажигалку. – Я…я его подруга… Да мы и познакомились с ним не так давно…
— Он хороший человек, — серьёзно сказала дочь хозяев, забавно выпуская дым изо рта. – В своё время он спас папу от смерти. Правда, правда! Папа говорит, что такие люди, как майор Дёмин, очень редко встречаются в нашей жизни. Так что несказанно повезло тебе, Наташа… Слушай, а его напарник – Виктор, кажется? Он женат?
— Да, — засмеялась Наташа, — женат, весьма счастлив в браке, имеет маленького сынишку – Олежку, кстати. Говорит, что назвал так в честь своего напарника.
— У-у, жаль, что он несвободен! – с искренним огорчением протянула Кристина и загасила сигарету. – Он обаятельный! И фигура у него неплохая… Ладно, пойдём, походим по саду, я тебе всё здесь покажу. Заодно щавелем заедим табачный привкус…
Через полчаса девушки вернулись в дом. Мать Кристины уже хлопотала на кухне, и они присоединились к ней. Втроём они справились быстро. Заходя в комнату, где был накрыт стол, Наташа встретилась взглядом с Олегом, и от радости у неё перехватило дыхание: столько любви и нежности выражали его тёмно-серые глаза! Она быстро подошла к нему и, встав на цыпочки, поцеловала его в щёку, ещё влажную после умывания. Дёмин обнял её за талию и усадил за стол.
За завтраком Сергей Иванович предложил гостям отдохнуть ещё пару деньков, но Олег напомнил, что им нужно как можно скорее доставить груз и заехать ещё в одно

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.