Тайна далёкого озера, часть 2

Повести, романы /

— Ну, хорошо, — пожав плечами, ответила девушка. Она выбрала столик подальше от входа и села, положив маленькую сумочку себе на колени. Взглянула на часы, висевшие на стене: было уже три часа ночи. Вскоре к столику подсели Виктор с напарником. Они взяли фруктовый сок, кофе и гуляш с картофельным пюре. Все трое молча принялись за еду.
— Шеф, сразу поедем или немного отдохнём? – спросил Красновский, допивая сок и утирая губы ладонью.
— Я думаю, что надо ехать, не стоит задерживаться. Груз мы должны доставить без задержки. А ты поспишь в «люльке», не впервой же тебе так отдыхать…
— А что это – «люлька»? – задала вопрос Наташа.
— А это типа спального места за сидениями, — быстро ответил Виктор. – Лежишь себе и сладко спишь под гул мотора!
— Слушайте, ребята, — медленно начала девушка и как-то неловко улыбнулась. – Я ведь должна вам заплатить за дорогу… Я понимаю, что причиняю вам некоторые неудобства. Так вот, возьмите деньги… — Она хотела открыть сумочку, но Олег задержал её руку:
  — Наташа, давайте так: все расчёты потом, когда мы доставим вас до места.
— Но мне так неудобно… И за мою еду вы заплатили… — Наташа смутилась совсем.
— Я сказал – после! И точка! – тоном, не терпящим возражений, произнёс Дёмин. Его поддержал напарник:
  — Наташка, тебе же сказали: всё потом. Не беспокойся!
— Но мне…мне же неудобно… Ну не могу я так – на халяву! Ведь если бы я сейчас ехала поездом, я бы оплатила все услуги…
Виктор перебил её:
— Неудобно, подруга, на потолке спать! Да и едешь ты не поездом! Не бери в голову… Пошли, покурим на свежем воздухе, — кивнул он в сторону выхода. Бывшие одноклассники отошли подальше от заправки.
— Вить, — спросила девушка, — а…а твой Петрович знает, что я…ну, что я сидела на зоне?
— Нет, — твёрдо ответил Красновский. – Я ничего ему не говорил. Он знает только, что ты моя бывшая одноклассница и что тебе тоже нужно попасть в Мордовию. Только нам в сам Саранск, а тебе – немного дальше. Вот и всё.
— Вить, а семья у него есть?
— Только мать, она тоже в Питере. Знаешь, были у него жена и сын, но погибли при взрыве дома, когда Олег служил на южной границе. Это семь лет назад произошло… С тех пор он один. А сыну-то всего шесть лет было…
— Боже ты мой! Так вот почему он такой неприветливый, — сочувственно вздохнула Наташа. – А вот и он идёт… Пойдём и мы.
Дёмин заглянул внутрь фургона, проверил груз, после чего Виктор улёгся за плотной занавеской, и уже через несколько минут в кабину проникло его мерное посапывание.
Поездка продолжалась… Девушка сразу почувствовала разницу между тем, как вёл машину Красновский, и как теперь ведёт её Дёмин. Не было ощущения того, что они едут по асфальтовой дороге, что позади тяжёлый, загруженный фургон. Казалось, что они мягко плывут в пространстве, — настолько послушна была машина сильным рукам Олега. Он покрутил ручками магнитолы, затем повернулся к попутчице и спросил:
— А вы спать не хотите?
— Нет-нет, я вполне выспалась, — торопливо ответила Наташа. – Мне просто нравится вот так сидеть, смотреть на дорогу и думать о том, что я приближаюсь к исполнению своей мечты.
— Да, Витёк мне вкратце рассказывал легенду о дальнем лесном озере, но вот чтобы так сильно в это верить…
— А что конкретно он вам рассказывал? – живо спросила девушка. – Давайте, лучше я вам всё подробно расскажу, ведь Виктор мог что-то и упустить. К тому же, мои предки жили в тех местах.
Ей вдруг очень захотелось поведать всё-всё этому суровому на вид человеку, к которому она определённо чувствовала симпатию (она уже поняла это); ей захотелось, чтобы он узнал стремление её души, боль её сердца и огромное желание изменить свою жизнь.
— Вы знаете, Олег Петрович, — начала Наташа, — в глубине дремучих мордовских лесов находится почти заброшенная маленькая деревушка. Местные старожилы говорят, что…
И полился необыкновенный рассказ о красоте леса, о чистоте девичьей души, о злодействе и справедливом наказании… Олег слушал мягкий, чуть бархатистый голос девушки, видел её широко раскрытые голубые глаза, устремлённые в тёмную, непроницаемую мглу. Немного волнуясь, она то и дело поправляла непослушную прядь прямых светло-пепельных волос, падавших ей на плечи. И что-то далёкое, древнее, мудрое словно выплыло из тех мордовских лесов и охватило Дёмина с головы до ног… И поддавшись на миг этому чувству, он подумал о том, что ведь можно и ему побывать на берегах лесного озера и загадать заветное желание…
— Вот потому-то мне так важно попасть туда, — закончила свой рассказ Наташа. – И ещё я…я чувствую связь между собою и той девушкой из легенды. В это трудно поверить, но это так… — Она чуть помедлила. – У меня в жизни тоже произошло нечто ужасное… Знаете, такое состояние у меня сейчас, будто я вынырнула из непроглядной тьмы на свет… Впрочем, наверное, вам это не интересно, Олег Петрович?
— Почему же неинтересно, Наташа? Ночь длинная, дорога дальняя. Если не устали, можете рассказать. Кстати, вы весьма интересно рассказываете, вам бы книги писать!
— Да, это у меня с детства, — с чуть приметной гордостью произнесла девушка. – Я же и учиться начинала на историко-филологическом факультете. А потом… — Она вдруг резко замолчала, словно осознав, что невольно выдаёт свою тайну. Потом, слегка улыбнувшись, призналась:
— А можно, я покурю? Я почему-то очень нервничаю!
— Хорошо, конечно покурите. Я сейчас остановлю машину. Выйдем, ноги хоть разомнём…
Они вышли из кабины. На востоке небо начало чуть розоветь, подул прохладный ветерок. Наташа поёжилась и плотнее запахнула свою ветровку. Тем временем Дёмин нашёл большое поваленное дерево возле дороги и позвал девушку:
— Идите сюда, здесь можно посидеть и покурить.
Она присела рядом, щёлкнула зажигалкой. Огонёк на миг осветил её серьёзное лицо.
— Наташа, простите, а откуда у вас этот шрам? – Олег осторожно отвёл прядь волос с её правой щеки, где белел на высокой скуле маленький косой шрамик.
— Это… — она запнулась, не зная, что ответить. От руки мужчины пахло то ли бензином, то ли каким-то техническим средством, и Наташе на какой-то безумный миг захотелось прижаться щекой к этой сильной смуглой ладони, прижаться и рассказать ему всё. «Да что же это за наваждение такое?!» — мысленно одёрнула она себя и, глубоко затянувшись сигаретой, спросила:
— А Виктор не станет нас искать?
— Витёк? Нет, он умаялся за дорогу, бедняга, пусть отдыхает. – Дёмин внимательно посмотрел на девушку: — Наташа, если вы не хотите со мной откровенничать, — я не настаиваю. Вы же не на исповеди, в конце концов. Но меня, скажу честно, чем-то захватил ваш рассказ о лесном озере. Если будет время, то мы с напарником тоже туда наведаемся.
— Правда? – радостно воскликнула Наташа. – Это было бы здорово! – Она докурила свою сигарету. – Поедем, Олег Петрович, вам же нужно доставить груз вовремя. А я поговорю с вами потом, когда выберу подходящий момент.
Олег, искоса взглянув на неё, хотел что-то сказать, но промолчал…
Некоторое время они ехали молча. Уже почти совсем рассвело. Движение на трассе постепенно оживлялось. Сзади послышался шорох, и из-под занавески высунулся заспанный Виктор:
— Ого, уже утро… Где мы, Петрович? На переезде? Значит, скоро будет мотель…
— Да ещё не скоро, через часок, — отозвался Дёмин. – Ты поспи ещё, а там остановимся и отдохнём. Да и побриться бы не мешало.
Было слышно, как Красновский снова улёгся и засопел. Наташа с любопытством смотрела в окно. Высокие деревья склоняли свои ветви к самой дороге, чуть покачивая гордыми кронами. Встающее солнце всё сильнее заливало ярким светом горизонт, и вместе с небом как будто озарялась душа девушки. Ожидание радости и какого-то будущего счастья, возникшее в родном городе перед отъездом, ещё более укрепилось в её сердце. Теперь она не сомневалась в счастливом исходе своего путешествия. Ей не терпелось ступить на берег загадочного озера, и ещё очень хотелось, просто до безумия хотелось, чтобы Олег, сейчас сосредоточенно глядящий на дорогу, пошёл бы вместе с нею по лесной тропе…
Наташа украдкой взглянула на него из-под руки, поправляя непослушную прядь светло-пепельных волос. Дёмин, видимо, глубоко задумался о чём-то своём, и горькая усмешка вдруг тронула его плотно сжатые губы. «Ну, посмотри же на меня, — мысленно попросила девушка. – Ведь я живая и я так близко от тебя…» Словно услышав мысли попутчицы, Олег повернулся к ней, уже улыбаясь, и кивком указал на видневшееся впереди небольшое двухэтажное здание:
— А вот и мотель. Вы, Наташа, наверное, сильно устали?
В его голосе девушка уловила еле заметную нотку нежности и невольно смутилась: а может быть, ей это только показалось? И вообще, почему в её душу всё более и более властно вторгается образ этого человека? «Уж не влюбилась ли ты, Соколова? – спросила она себя в мыслях. – Нет, не может быть! Ведь мы с ним знакомы всего несколько часов. Но он…он такой…такой… Да что же это со мной творится? У меня впереди огромная цель, и я не хочу отвлекаться. Нет, надо переключить свои мысли на что-либо другое…»
Тем временем Дёмин остановил машину возле мотеля. Наташа спросила у него, надолго ли они здесь задержатся. В это время Красновский, отогнув спинку сидения, залез в кабину и сладко потянулся:
— Ух, кажется, выспался! А вот вам, ребятки, надо бы отдохнуть. Наталья, ты вроде даже немного побледнела…
— Не знаю, я вполне хорошо себя чувствую, — досадливо ответила девушка. – Просто ноги слегка устали.
Олег ободряюще коснулся её плеча:
— Это с непривычки, Наташа… Ничего, сейчас отдохнём.
Они пошли в кафе при мотеле, поели и узнали, что из свободных комнат в наличии есть только одна – двухместная. Наташа тут же заговорила о том, что она пойдёт спать в машину, а напарники пусть отдыхают в мотеле, но Виктор решительно возразил ей:
— Слушай, Соколова, даже и не думай об этом! Идите с Петровичем в комнату и выспитесь как следует. Да что ты на меня так уставилась? Там же две койки, в конце концов… — Он поймал укоризненный взгляд напарника и хмыкнул: — А что, собственно, такого я сказал? Зато выспитесь, как белые люди. Только сначала пустите меня в душ, ага?
— Ну, Красновский, ты ничуть не изменился: какой был в школе болтун, таким и остался! Любому зубы заговоришь! На тебя сердиться даже невозможно! – засмеялась девушка, а Дёмин полностью с ней согласился.
Предоставленная им комната оказалась небольшой и уютной, с одним окном и узким журнальным столиком, по обеим сторонам которого располагались односпальные кушетки. На стене висел небольшой телевизор. Довольный Виктор вышел из душевой, растирая полотенцем крепкие плечи:
— Ну, что, шеф, какие будут указания?
— Значит, так… Мы отдохнём часиков пять-шесть. Сейчас десять утра. Ну, тронемся где-то часа в три, или чуть позже, всё равно успеем. Кстати, и мобильники зарядим…
— Да, Петрович, — вспомнил Красновский, — я во дворе встретил Кузю и Семёныча, они тоже скоро поедут. Им пока с нами по пути, до развилки… Это люди из нашей братии, — пояснил он Наташе, — тоже дальнобоем занимаются… Ну, я пошёл. Покопаюсь немного в нашем КАМАЗе – так, для профилактики.
Закрывая за собой дверь, Виктор неожиданно заговорщически подмигнул бывшей однокласснице. Олег не видел этого. Он включил зарядное устройство своего сотового в сеть, провёл рукой по волосам и сказал:
— Наташа, вы идите в душ. Я подожду…
— Хорошо, — коротко ответила она и пошла приводить себя в порядок. Закрыв глаза, подставив лицо под тёплые струйки воды, она вдруг ощутила сильную усталость и тяжесть во всём теле. «Да, поспать необходимо… И он будет рядом, совсем рядом…» Забираясь под одеяло, Наташа проводила взглядом Дёмина, ушедшего в ванную комнату. «А ведь он довольно обаятельный мужик. И такой сильный… Неужели он совсем не обращает внимания на женщин? Верен памяти жены? Но ведь уже семь лет прошло, по Витькиным словам. И почему меня так тянет к нему? Ведь за последнее время на меня обращали внимание разные мужчины…» Она села, закутавшись в одеяло. «Да, внимание-то обращали, но вот же не тянуло меня ни к кому. А Олег, он совсем особенный…он…он настоящий! И уж если быть абсолютно честной с собою, то я хочу ему понравиться, да, очень хочу! Потому что…потому что он очень нравится мне!»
В эту минуту Олег вышел из душа. Он переоделся в синюю футболку и спортивные брюки. Наташа прервала свои размышления и, кутаясь в халат, спросила:
— Простите, Олег Петрович, можно, я здесь покурю? Я открою окно, и дым не помешает вам.
— Ну, разумеется, курите в окно. А спать вы разве не хотите?
— Да, я постараюсь заснуть. А вам, кстати, идёт синий цвет, — вдруг заметила девушка и широко улыбнулась. – Он как бы подчёркивает оттенок ваших глаз.
— Ну, тогда вам, Наташа, тем более подойдёт такой цвет. У вас глаза ведь голубые…и очень красивые, — с запинкой произнёс Дёмин.
— Правда? – совсем по-детски воскликнула она и тут же покраснела, затем аккуратно затушила окурок о подоконник. Через открытую створку окна в комнату вплывал одуряющий аромат цветов и листьев. Девушка всей грудью вдохнула его:
— Боже, как здорово! Не то, что дома: там пахнет только разогретым асфальтом и выхлопными газами автомобилей.
Олег прищурил серые глаза и кивнул:
— Это вы верно подметили… Природа есть природа, а город есть город. – Он расслабленно растянулся на своей кушетке. – Давайте поспим… Что-то я немного устал…
— Да-да, вам же машину вести! Спите, я тоже попробую заснуть…
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.