Ангелов не судят... Часть 19

Повести, романы /

                           Глава  10
 
Я не верила своим глазам – я нашла его! Он сидел на снегу прямо передо мной, он выглядел точно так же, как и при жизни, — лишь волосы его отсвечивали белым, и одет он был в такой же чёрный плащ, как и я.
— Альгир! О Боже, Небесная Любовь, я нашла его! – в радостном безумии бормотала я, опускаясь пред ним на колени и вглядываясь в его лицо. А он даже не шелохнулся, никак не отреагировал на моё появление. Глаза его были пусты, и в них отражалась холодная Луна. Я протянула ему Душу, но он даже не поднял головы. Цветок его Души затрепетал алыми вспышками.
— Альгир, Альгир, посмотри на меня! Я – Арэйя, твоя Небесная Половинка! Альгир, мы не можем существовать отдельно друг от друга! Наконец-то я нашла тебя, любимый мой! – И я крепко обняла его холодные плечи, положив цветок Души ему на колени. Никакой реакции с его стороны…
— Да взгляни же на меня! – я стала трясти его за плечи, но он словно не видел и не слышал меня. Внезапный ужас объял моё существо: неужели и вправду всё было напрасно? Он не чувствует меня, он даже не чувствует свою Душу! Что же мне предпринять? Я стала говорить с ним, рассказывая всю историю нашей любви, но он всё так же неподвижно сидел на снегу, никак не реагируя на моё присутствие. А его Душа сияла тускло, еле-еле… Она стала потихоньку гаснуть, страдая от его равнодушия. Я испробовала все доводы, я умоляла, плакала, я тормошила его – никакого сдвига! Я говорила ему, чтобы он вспомнил мою картину, чтобы он посмотрел вокруг и понял, в каком месте находится. Никакой реакции…
Я пришла в отчаяние: так, значит, всё вот так и закончится? Мой возлюбленный будет сидеть на холодном снегу с каменным лицом, над ним будет сиять мёртвая Луна, а Душа его исчезнет навсегда… Боже, и о чём я только думаю?! Почему меня снова захлестнул этот жуткий пессимизм? Ведь всё то, о чём я сейчас подумала, вполне может сбыться – все мысли материальны. А особенно они материальны в Иных Мирах. Ведь и эта снежная равнина, и эта мёртвая Луна, и полное безмолвие – всё это создал сам Альгир своими мыслями. Но ведь мысли можно изменить – следовательно, изменится и окружающая нас реальность.
Я снова поразилась тому, как легко поддалась вибрациям этого слоя, как легко впала в отчаяние. Нет, больше я не допущу подобной ошибки! Мне надо добиться от Альгира того, чтобы он поменял свои мысли, и тогда изменится содержание этого Слоя. Мне надо добиться того, чтобы Альгир заговорил!
— Альгир, дорогой мой, посмотри на меня, — я коснулась его подбородка. – Посмотри на меня, пожалуйста.
Он всё так же был неподвижен и равнодушен, но я продолжала:
— Альгир, ты думаешь, что виновен в смерти твоей мамы, — но это не так. Не так! Ты не имеешь к этому никакого отношения!
Ох, давно надо было мне произнести эти слова, потому что он сделал едва уловимое движение рукой! Вот чем я пробила его равнодушие! Не воспоминаниями о нашей любви, не попытками пробудить в нём ответное чувство, а именно вот этими словами, — о его матери, вернее, о матери Кирилла. Но ведь он считает, что до сих пор находится в теле Кирилла, что он где-то на Земле…
Душа-цветок засияла яркими розовыми огоньками. У меня получается! Альгир снова сделал движение рукой, как будто хотел потрогать что-то. Я снова протянула ему Душу:
— Альгир, посмотри – это твоя Душа, и она подтвердит сказанное мною. Ты не виновен! Всё случилось так, как и должно было случиться. Всё предопределено свыше, Альгир. – Я говорила, и слёзы катились по моим щекам и падали на руки моего любимого: — Альгир, посмотри вокруг! Нет смерти, нет конца – есть переход в другой мир и есть последующая жизнь в нём. Альгир, мы живы!
Он сильно вздрогнул и уставился прямо на меня. Глаза его оживились настолько, что я прочла в них сначала недоумение, затем – сильное удивление и наконец невыносимое страдание.
— Соня… — дрогнули его губы. – Соня…
— Это я, дорогой мой! – Я крепко стиснула его в объятиях, а Душа-цветок нежно затрепетала, испуская густой малиновый свет. Но вдруг Альгир резко отстранил меня:
— Маме плохо, а я не могу ей помочь!
Он встал.
— Нет, Альгир, нет! Твоя мать уже давно в Небесном Мире, и ей совсем не больно. Она счастлива там! – Я преградила ему путь: — Вот твоя Душа, возьми же её! Возьми её, и ты станешь самим собой.
Он в недоумении посмотрел на меня:
— Но ведь так не может быть… Ты просто снишься мне, Соня. Снова этот проклятый бесконечный сон… — Альгир перевёл свой взгляд на безжизненное тёмное небо: — Вот снова эта Луна… Я хочу к тебе, Соня, и хочу помочь маме, хочу вылечить её, но вы так далеко от меня… А я никак не могу проснуться…
Он тяжело вздохнул и медленно побрёл по снегу прочь от меня. Я замерла на секунду, потом бросилась за ним:
— Стой! А ну-ка, стой! Остановись и посмотри на меня, но не своими мёртвыми глазами, а сердцем… Ты не спишь, Альгир! Ты умер для Земного Мира, но сейчас ты в Мире Ином, и ты существуешь. Но это не твоё место, Альгир! Я пришла за тобой, чтобы нам вместе уйти в Светлый Небесный Мир. Протяни руки и возьми наконец свою Душу!
Он остановился и осторожно протянул ко мне свою руку. Очень медленно он коснулся моих волос. Слёзы снова подступили к моим глазам: ну, почему он ничего не чувствует?
— Любимый мой, — снова начала я, — всё, что ты видишь вокруг, — это не сон. Это место было создано твоими же мыслями и чувствами. А в твоих мыслях не было света, радости и любви. Всё так, ведь ты был разлучён со своею Душой. Но я нашла её, возьми же её! – Я приблизила к его лицу Душу-цветок. Альгир колебался, а я чувствовала, что силы оставляют меня с каждой минутой пребывания в этом Слое. Здесь не было моих крыльев и Кольца света, и мне приходилось рассчитывать только на себя, на свои силы, потому что этот Слой был наиболее приближен к Земному Миру.
— Пожалуйста, возьми свою Душу! – уже молила я, пошатываясь и едва держась на ногах. В его глазах промелькнуло любопытство, и он заинтересованно взял ярко-алый цветок из моих рук. Наконец-то! Его Душа вспыхнула золотым огнём! И вдруг ожило, засверкало небо, расцвечиваясь яркими звёздами. Падая на снег, я ещё успела увидеть, как Альгир становится настоящим, то есть, завершённым Ангелом. Исчезло его мрачное одеяние, возникло Кольцо света, и за его спиной выросли крылья. Я слабо улыбнулась и потеряла сознание…
…Яркий свет, приятные тонкие ароматы цветов. Немного больно глазам – слишком ярко. Я поднимаю голову и вижу радостную мордочку Лунного Кота прямо перед моим лицом.
— Арэйя! – он бросается мне на грудь.
— Тише, тише, — слышу я такой знакомый, такой родной голос. Да это же мой Альгир! Ну, да, это он склоняется надо мною, обнимает меня и прячет своё лицо в моих волосах. Я припоминаю последние события – так, значит, у меня всё получилось, и мы теперь вместе!
— Да, родная, мы теперь вместе, — повторяет Альгир вслух и бережно помогает мне встать. Мы находимся в чудесном месте, где небо расписано множеством радуг, где возле наших ног растут говорящие жёлтые цветы, где огромные разноцветные бабочки порхают возле наших голов.
— Это Поляна отдыха, — поясняет мне Лунный Кот и несётся вперёд, крича: — Там Зоул и Вилга! Я хочу встретить их!
Я обняла Альгира, а он гладил мои волосы и шептал:
— Ты сделала невозможное, Арэйя… Как отблагодарить тебя?!
— Теперь мы – квиты, — весело сказала я. – Помнишь, ты спас мою жизнь на Земле, а теперь вот я твою – на Небесах. Но почему я так быстро потеряла силы на той безжизненной равнине?
— Арэйя, — мой возлюбленный порывисто прижал меня к себе, — там ты с каждым словом, с каждой эмоцией отдавала мне свои жизненные силы. Ты до конца верила в свой успех, и вот… — Он ещё крепче сжал свои объятия, а я радостно улыбнулась, проговорив:
— Летим же к Зоулу и Вилге! Я думаю, мы узнаем от них что-то важное!
И вот мы встретились. Отец и дочь выглядели очень счастливыми, их Кольца света сияли голубоватыми отблесками. Вилга вплотную подошла к моему любимому и спросила:
— Ты узнаёшь меня, Альгир?
Он взволнованно прижал руки к груди:
— Мама?.. Боже мой, неужели это ты?..
— Да, милый, да! В предпоследнем воплощении я была твоей матерью, а в последнем, — дочерью вот этого замечательного человека. – Она ласково посмотрела на Зоула. – Так что, пока ты жил одной жизнью, я успела прожить две. А теперь я вместе с Зоулом лечу в созвездие Ориона.
Альгир присел перед девочкой-Ангелом:
— Никаких обид, Вилга? За ту, прежнюю жизнь?
— Конечно, никаких! – засмеялась она. – Ждём вас к себе в гости!
Они умчались, а мы втроём (Лунный Котик снова присоединился к нам) полетели, не спеша, к огромной Радуге, сиявшей впереди. Пройдя по ней, мы попали в Розовый Мир Небесного Света и Небесной Любви. Как же было здорово вновь оказаться здесь, увидеть своих друзей, услышать Музыку приветствия и восторга! Небесный Свет просто утопил нас в золотых потоках своей радости!
— Арэйя, мы все верили в тебя! – повторял он снова и снова. – Арэйя, ты достойна высшей награды!
«О чём это он? – недоумевала я. – Разве может быть награда выше, чем моя найденная Половинка? Разве может быть награда выше, чем видеть Лунного Кота вновь здоровым и невредимым? Разве может быть что-то лучше того, что я снова здесь, – в своей Небесной Колыбели, в лоне Матери? После тех ужасных Миров – о нет, лучше не вспоминать о них! Но сколько же там ещё разделённых Душ и Ангелов! И когда они соединятся – ведает только Создатель…»
— Да, дитя моё, — услышала я нежный голос Великой Матери, — да, всему свой черёд. Те, о ком ты только что думала, обязательно соединятся, — но каждый в своё время.
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.