Ангелов не судят... Часть 12

Повести, романы /

лекарство. Я почувствовала слабость и опустошение. Мысли стали путаться, но я отчаянно старалась не провалиться в страшную пропасть обморока. Мне казалось, что, если я снова потеряю сознание, то никогда больше не узнаю, что случилось с моим Кириллом…
И вот меня доставили в больницу – в ту самую, где работал мой возлюбленный. Марина куда-то исчезла, а меня на каталке повезли по коридору. Всё остальное я почти не помнила – всё-таки, потеряла сознание несмотря на свои усилия. Зато очень чётко отпечатались в памяти голоса…да, голоса мамы и папы:
— Доченька, ничего не бойся!
И я на несколько мгновений увидела их – в туманной голубоватой дымке. Они выглядели молодыми и прекрасными, но смотрели они на меня с глубокой грустью. А я не могла ничего ответить: ни мысленно, ни словами. Язык мой не шевелился. Я потеряла счёт времени… Со мною что-то делали врачи, ко мне подключали какие-то приборы. И тут в мой мозг впилась одна фраза, сказанная кем-то из врачей:
— Господи, беда-то какая! Как же теперь без Кирилла Игоревича?..
Что это значит? Я стала прикладывать неимоверные усилия для того, чтобы как-то встать, но, разумеется, ничего не вышло. Тут на моё лицо водрузили маску, и я словно провалилась в глубокую пропасть…
 
…И снова я летела вверх по длинному тёмному тоннелю, и в конце его вдруг вспыхнул яркий свет. Я чувствовала себя превосходно! Теперь вокруг меня плыли розовые облака, и всё пространство светилось яркими лиловыми огнями. Я легко взмахнула крыльями. Как же приятно вновь почувствовать себя Ангелом, почувствовать себя свободной от всего земного! И вдруг меня словно током ударило: я вспомнила недавние события, и холодная волна сдавила мою грудь. В этот момент ко мне приблизился Небесный Свет, а поодаль виднелись фигуры каких-то Ангелов.
— О, Небесный Свет, я так соскучилась по тебе! Как же я могла так долго выдержать без тебя, без нашего Неба? Но там, на Земле случилось ужасное…
— Моя дорогая Арэйя, я всё знаю. Ты прекрасно выполнила свою задачу в Земном мире, и теперь можешь вернуться сюда насовсем. Ты видела своих родителей? Их Ангелы наконец-то соединились с их Душами, и они снова свободны и счастливы. Совсем скоро они полетят в Мир, который на Земле называют созвездием Кассиопеи. У вас есть время пообщаться. – И Свет отступил в сторону, а прекрасные создания приблизились ко мне. Это были полностью завершённые Ангелы со светящимися в центре их тел Душами. Они были божественно красивы, и какая же огромная любовь исходила от них!
— Арэйя, или Соня…теперь всё равно! Как хорошо, что мы увиделись! Мы гордимся тобою, дочь! – так говорила моя мама, и розовые пульсирующие вспышки света тянулись от неё ко мне. Я замерла, чувствуя необъяснимое блаженство и радость. Мы снова вместе! Я услышала голос папы:
— Наше лучезарное творение – Арэйя, мы рады, что вновь тебя видим! Сейчас нам надо лететь дальше, но пройдёт совсем немного времени, и ты сможешь навещать нас. Жизнь бесконечна, помни это, Арэйя!
От моих родителей ко мне протянулись блистающие серебристо-жемчужные нити, которые переплелись над моей головой. И тут всё Небесное Пространство засияло жемчужными и золотыми оттенками. Нет, человеческой речью не передать всю эту неописуемую цветовую гамму!
— Я обязательно прилечу к вам, мои родные! – ответила я и послала им вдогонку яркие золотые звёздочки. У завершённых Ангелов гораздо больше возможностей перемещения в любом Пространстве и у них гораздо богаче цветовая гамма, окружающая их тела. Да, здесь мне приходится говорить об этом конкретным человеческим языком, потому что иначе не передать всю палитру Небесного общения.
Золотистый Свет ласково погладил мои длинные волосы, вплетя в них мириады голубоватых огоньков:
— Вот так, Арэйя… Их любовь будет продолжаться в вечности.
— О, Небесный Свет, а как же Кирилл? Он…он умер, верно? – Я замерла в ожидании ответа.
— Да, Арэйя, он умер сразу, мгновенно, когда ударился о камень виском. Кстати, его Небесное имя, имя его Ангела – Альгир.
— Но где же он, вернее, где его Душа, где Ангел? Где они, я не чувствую их!
— Арэйя, Арэйя, разве ты забыла, что неестественная, внезапная смерть разделяет Душу и Ангела по разным Мирам Пространства? И пройдёт ещё немало времени, прежде чем они сольются воедино, и Альгир станет завершённым Ангелом.
— А мои родители? Ведь они тоже умерли не своей смертью!
— Твои родители умерли не сразу, а лишь на третий день после автокатастрофы. Поэтому разлука их Душ и Ангелов и была столь кратковременной. А сейчас, как ты знаешь, Душам и Ангелам приходится весьма нелегко в разных Пространствах, так как миллионы таких же разделённых мечутся в слоях Пространства в надежде соединиться. Арэйя, земные люди обезумели, они ежедневно убивают множество себе подобных – вот потому-то у разделённых существуют такие проблемы с воссоединением.
— Но неужели ничего нельзя сделать, Небесный Свет? Что же, теперь остаётся только бессильно ждать?..
Я опустила голову, и крылья мои сникли. Свет тут же окутал меня зелёной вспышкой:
— Моя дорогая, моя пылкая Арэйя! Конечно же, все Силы Света стараются помочь разделённым, но всё труднее и труднее становится разыскивать их в слоях Пространства. Ведь самое главное для этих разделённых Душ и Ангелов – это, чтобы они не озлобились, не впали в отчаяние и не смирились со своей участью. Всё, перечисленное мною, очень мешает воссоединению. Нам неимоверно трудно просветлять такие Души. Бывает, что Тьмы в них становится намного больше, чем было при жизни на Земле…
— Нет, нет, только не Кирилл, то есть – Альгир! Небесный Свет, я познала великую любовь, и я не верю, что мой возлюбленный подпадёт под власть Тьмы. Я просто не верю в это!
— Да, Арэйя, ты познала любовь, и этой любовью, именно этим ты исправила свою ошибку и достойно завершила последнее воплощение своей Души. Я повторяю – достойно!
— Но, Небесный Свет, как же достойно, если в смерти Кирилла виновна именно я! И Марина тут ни при чём… Ведь из-за меня он… — тут судорога отчаяния перехватила моё горло.
— Арэйя, успокойся! Ты же Ангел, и Ангелов не судят, и сами Ангелы никого не осуждают. Арэйя, ты не виновата. – Свет запульсировал оранжевым и ярко-алым: — Да, ты испытываешь отчаяние, но твоей вины здесь нет. Поверь мне, Арэйя!
— Но как же нет, о Небесный Свет?! Как же нет, если сначала я не уберегла Соню от попытки самоубийства, а затем из-за меня погиб Кирилл? Ведь если бы не та давняя история с Виталием, мой возлюбленный был бы сейчас жив и здоров!
Мой собеседник обнял меня – если можно так выразиться – сгустками ярко-зелёного света.
— Моя дорогая Арэйя, не разрушай свои оболочки негативными импульсами! Успокойся и выслушай меня. Всё-таки, земное тело значительно повлияло на твоё сознание: раньше ты ни на секунду не могла допустить в себе подобные ощущения. Я говорю о чувстве вины, о боли, о сомнении. Тебе уже лучше? Ну, вот, а теперь послушай меня. – И Свет начал говорить. Мы медленно летели по жёлто-розовому Небу с пурпурными облаками, и я впитывала в себя неоспоримые доводы Света. Да, невозможно было не согласиться с ним, но что-то во мне ещё сопротивлялось. Он говорил, что законы Создателя, законы Божественной Вселенной незыблемы, что их нельзя отменить, что мне надо успокоиться и подумать обо всём с любовью, а не с отчаянием.
— С любовью, Арэйя, — повторил Небесный Свет. – На Земле ты воплотила свою любовь, Альгир испытал её тоже. И вы будете вместе – таков закон Вселенной, но придётся ждать… Не знаю, сколько… Я не стану это скрывать от тебя, Арэйя. Ангел Кирилла сейчас одинок и растерян, он мечется между Мирами, не в состоянии понять, что земная жизнь окончена. А его Душа, внезапно потеряв связь со своим Ангелом, находится далеко-далеко… Ты ведь слышала о Тёмной Воронке?
— Да, — тихо ответила я. Мне было нестерпимо больно сознавать, что моя Небесная Половинка страдает и не может быть со мной…
 
 
 
 
 
 
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.