Тайна далёкого озера, часть 19

Повести, романы /

людьми. Через несколько дней ему надо было подъехать туда, чтобы окончательно решить вопрос о принятии его на работу егерем.
— Егерем? – удивлённо переспросила Наташа. – И ты будешь жить здесь, наблюдать природу такой, какая она есть, заботиться о ней? Это же огромное счастье!
— Да, милая, и я решил окончательно – я буду жить здесь и работать. Мне будут платить зарплату, ну, конечно, меньшую, чем у меня была раньше, но всё же… Проложим хорошую дорогу через лес, постепенно проведём электричество, что-нибудь придумаем с Интернетом и построим новый дом – с помощью местных властей, я с ними всё это обговаривал. Вот как помогает нам волшебница Валда!  Денег у нас на это должно хватить, мы с Виктором уже всё прикинули. Должны же достижения нашей цивилизации работать на пользу, а не во вред. – Красновский утвердительно кивнул, а Дёмин продолжал: — Совсем отшельниками мы жить не можем, вот я и уговариваю напарника тоже переехать сюда. В лесничестве всем работы хватит. Витёк, расскажи-ка о своей жене…
— Ну, что же… Моя Светлана в этом году окончила заочно факультет ландшафтного дизайна, и её весьма заинтересовали методы ведения землепользования австрийца Зеппа Хольцера. Эти методы называются пермакультурой. Много я разглагольствовать не буду, я привёз с собой книги о Хольцере, вы их просмотрите… Я только одну цитату прочту… — Тут Виктор зашуршал в своей сумке и извлёк оттуда небольшую книжку: – Ага, вот слова Хольцера: «Стремиться к наполненной и целостной жизни в гармонии со всеми существами! Нет ничего в мире, с чем нужно бороться. Не только говорить о нашей матери Земле, но и соответствующе к ней относиться! В природе нет компромиссов, есть только правильная и неправильная дорога. Мы должны объяснить это нашим детям и своей жизнью показать им пример». Вот… Светка загорелась мыслью воссоздать крестьянское хозяйство по методу Хольцера. А здесь это вполне возможно, раз уж мы все здесь вновь оказались. Короче говоря, вернусь домой и буду уговаривать жену тоже переехать сюда. Примете нас?
— Ну, конечно! Как же мы без тебя? – Наташа чмокнула бывшего одноклассника в щёку. – А ведь так действительно лучше, правда, Олежка? Возможно, мы и пчеловодство постепенно восстановим…
— Да, родная, — муж ласково посмотрел на неё и обратился к старой знахарке: — А вы как думаете, Матрёна Захаровна?
— Я-то? Я думаю, что это самое верное решение… Нужны, ох как нужны молодые и сильные люди этим местам! Лишь бы только вы всё здесь любили, любили так же, как и мы, старики…
 
Погостив у друзей две недели, Красновский уехал домой. А Дёмины приступили к осуществлению своих планов. Олег стал исполнять обязанности егеря, а Наташа вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием дочери. К Новому году пришла радостная весть – книга молодой женщины разошлась большим тиражом. Постепенно строилась дорога, проводилось электричество, и был построен замечательный крепкий дом для молодой семьи на месте старого. Печку ломать не стали, потому что Наташа очень любила готовить в ней, а Олег частенько грелся на печи после продолжительных лесных обходов. В апреле, когда маленькой Анастасии исполнился годик, приехали Красновские. Они выбрали себе место неподалёку от Дёминых, на опушке леса. Маленький Олежка сразу же стал покровительственно относиться к Насте, а Светлана крепко сдружилась с Наташей Дёминой. Вместе они потихоньку изучали методы Зеппа Хольцера, внедряя их в своих хозяйствах. Большую помощь бывшим горожанам оказали некоторые жители Леймы, и особенно старший сын Ольги Никифоровны, живший в Саранске. Жизнь возле озера Девичьего шла своим чередом…
 
Прошло ещё три года. За это время, к сожалению, ушли из жизни Ольга Никифоровна и Матрёна Захаровна. Сын бабушки Ольги навсегда переехал в Лейму и стал надёжным другом для бывших ленинградцев. За это время в гости к Дёминым и Красновским приезжал их общий знакомый, Сергей Иванович. Он приехал с женой, а дочь его, Кристина, к тому времени вышла замуж и жила в другом месте. Он увидел прекрасное хозяйство по образцу австрийского агрария, но с российскими особенностями. Олег и Виктор теперь имели статус егерей-смотрителей большого заказника под названием Лесной. Их жёны занимались сбором и сбытом местных лекарственных трав, ну, и лечением здешнего люда при необходимости. А Наташа ещё и работала над второй книгой – о древних жителях этих краёв, о сохранившейся национальной мордовской культуре.
Олег Дёмин с удовольствием занимался своими обязанностями егеря. У него в хозяйстве была крепкая молодая лошадь, снегоход, трактор, ну, и неизменный джип. Вместе с Виктором они ежедневно объезжали свои владения, раскладывали по кормушкам еду для животных, следили за их популяциями. Бывшие горожане научились хорошо разбираться в повадках и жизни животных, прекрасно различали их даже по клочку шерсти на кустах, не говоря уже о следах. В общем, местный природный заказник Лесной был в надёжных руках.
Светлана забеременела вторым ребёнком и хотела немного погостить в Питере у родителей. Сына она тоже решила взять с собой. Виктор хмурился – он не мог поехать с ней из-за работы, потому что в округе бушевали лесные пожары, и оба егеря были настороже. Но откладывать поездку Света не хотела, потому что была уже на пятом месяце и шутила, что, если ещё задержится, то ей придётся рожать в поезде. С нею вызвалась ехать Наташа Дёмина.
— Олег, — говорила она мужу, — я и Свете помогу, и жить буду у неё, и заодно проведаю свою мать. Ведь она до сих пор ничего не знает о внучке, а я так не могу… Я хочу хоть как-то наладить наши отношения. Ну, нельзя же так, в конце концов! Ведь она моя мать, и что бы там ни было в прошлом, — я хочу помириться с ней. Мы же ненадолго – недели на три. И кстати, вторую рукопись отдам в печать…
Дёмин неохотно согласился с женой. Он так привык к своим девчонкам – как он их ласково называл, — что любое расставание с ними было для него мучительным. Но спорить он не стал, и жарким июльским днём две молодые женщины с мальчиком и девочкой садились в Саранске на поезд, идущий в Санкт-Петербург.
 
Наташа и Настенька остановились у родителей Светы. Много было разговоров, просмотра фотографий, споров и соглашений… Молодая женщина побывала в издательстве, отдав туда вторую рукопись. Вместе со Светой и детьми навестила родителей Виктора, вместе они съездили на могилы Наташиного отца, деда Степана и Аллы Алексеевны.
К своей матери Наташа Дёмина решила съездить незадолго до возвращения в Мордовию. Сидя в трамвае, она отвечала на многочисленные вопросы своей дочки и в то же время с тревогой думала о предстоящей встрече. Честно сказать, маленькой Насте северная столица не понравилась. Девочка, с первых дней своих привыкшая к чистому воздуху, тишине, укромным лесным уголкам и великолепному простору озера Валда-Эрьке, никак не могла понять, почему люди живут в таких пыльных и шумных городах и не уезжают из них… Молодая женщина, как могла, попыталась ей объяснить, что города пока необходимы, что они построены очень давно, и что есть люди, которым нравится так жить. Дочка внимательно слушала её, слегка закусив пухлую нижнюю губку.
Наконец они приехали… Сердце Наташи отчаянно билось: какова же будет эта встреча? Вот и нужная дверь. Молодая женщина сделала глубокий вдох и нажала кнопку звонка. Через минуту дверь распахнулась. На пороге стояла почти вся седая, постаревшая, но ещё сохранившая остатки былой красоты женщина.
— Мама…мама, это я, — подала голос Наташа. – А это моя доченька Настя, твоя внучка. Мы приехали тебя навестить.
Женщина пошевелила губами, но не издала ни звука. Она перевела свой взгляд с дочери на внучку.
— Бабушка Ира, привет! – Настя выступила вперёд. – А мы с мамой купили тебе цветы. Возьми, они красивые! – И девочка протянула молчавшей Ирине роскошный букет алых роз, который прятала за спиной. Мать Наташи молча взяла цветы, затем глухо произнесла, глядя дочери в глаза:
— Ты зачем…зачем сюда заявилась?
Молодая женщина побледнела:
— Мама, но мы же столько лет не виделись… А я теперь замужем, мы живём далеко отсюда, в Мордовии – на родине деда Степана. А это твоя внучка! Мама, ты…ты не хочешь нас видеть?
Её мать равнодушно посмотрела на внучку, затем скупо обронила:
— А зачем, Наталья, мне знать про тебя?.. Чужие мы с тобой… Нет желания у меня с тобой говорить…и с ней тоже… — Она кивком указала на девочку, а та непонимающими глазёнками смотрела на всё происходящее.
Наташа шагнула к ней:
— Мама, ну неужели у тебя сердце совсем очерствело?! Как же ты можешь…
— Сказано вам – уходите! – крикнула Ирина ей в лицо. – Цветы возьму – красивые… А вы…вы уходите… Не хочу я ничего…
— Мама, подожди! – молодая женщина, сняв с плеча сумочку, достала из неё заранее приготовленную записку. – Вот, здесь наш адрес в Мордовии и телефоны… Если надумаешь – приезжай, мы будем всегда рады тебе.
Мать тяжело вздохнула, но записку взяла, и на её лице отразилась внутренняя борьба. Но всё же давняя ненависть к дочери одержала верх…
— Некогда мне тут, с вами, — неприязненно проговорила она. – Некогда мне, уходите…
Дверь захлопнулась. У Наташи упало сердце, но делать было нечего…
— Мамочка, почему бабушка Ира такая злая? Почему она не пустила нас к себе? – спрашивала Настенька, спускаясь по ступенькам вниз.
— Ох, детка, тут такая давняя история… Но, может, оттает её сердце, как знать, — задумчиво отвечала молодая женщина.
 
И вот Наташа, Светлана и дети вернулись в Саранск. Стоя на привокзальной площади, они поджидали Олега с машиной. Проходящие мимо мужчины с удовольствием оглядывались на красивую молодую женщину в светлом костюме, с тяжёлым узлом пепельно-русых волос на шее. Рядом с нею подскакивала от нетерпения на одной ножке маленькая девочка с большими ярко-синими глазами и вьющейся копной тёмно-русых волос.
— Я вижу, вижу! Вон папа едет! – закричала Настя и устремилась навстречу чёрному джипу. Олег вышел, и его дочь с разбегу бросилась ему на шею.
— Папочка, я так по тебе соскучилась! – и она звонко чмокнула отца в загорелую щеку.
— А уж я-то как скучал, вы даже и не представляете себе, родные мои! – Дёмин крепко прижал к себе жену. – Ну, что, поедем скорей домой?
По дороге женщины рассказывали о своей поездке, а Олег – о делах в Лесном, о том, что угроза пожаров, слава Богу, прошла стороной. Наташа коротко поведала о неудачной встрече с матерью.
— Ничего, милая, — успокаивающе сказал Дёмин, — ничего… Как будет, так и будет… Свет, — он обернулся к жене Красновского, — а Витёк твой даже похудел от разлуки!
Светлана улыбнулась:
— Он похудел, а я немного поправилась… Кстати, я в Питере сделала УЗИ, и мне сообщили, что у Олежки будет сестричка. – И она потрепала сына по голове.
— А когда у меня будет сестричка? – требовательно спросила Настенька у родителей. И все весело рассмеялись! Проехав Лейму, Наташа попросила остановить машину. Олег выполнил её просьбу, и она, выйдя, опустилась на траву, встав на колени, и всей грудью вдохнула аромат травы и цветов – аромат жизни.
— Господи, хорошо-то как! Пахнет изумительно! Как же я скучала по своей земле! – молодая женщина снова села в машину. – Ну, поехали, поехали! Больше никогда не буду отлучаться из дома без особой надобности.
И вот слева заблестело между высоких елей озеро Валда-Эрьке. Они вернулись домой…
— Ну, дорогие мои, вот мы и дома! – Дёмин увидел впереди на дороге Виктора, вышедшего их встречать, и помахал ему рукой.
— Да, это наш дом, наш настоящий дом! – Наташа, улыбаясь, посмотрела на мужа и дочь. – Что ж, всегда приятно возвращаться в своё родовое гнездо, где всё так любит тебя!
Она обвела взглядом небо, кроны деревьев, озеро… Да, всё это принадлежало ей и её семье, и они принадлежали всему этому. Таков был закон пространства любви: всё – в тебе, и ты – во всём.
— И я очень рада, что вернулась домой! – сказала Наташа.
 
 
 
 
 
 
                                 К о н е ц

 
 
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.